Тайны Аравийского моря

Тайны Аравийского моря

История мореплавания в Аравийском море охватывает период в несколько тысячелетий. Находки монет позволяют изучить последние две тысячи лет судоходства и торговых связей в бассейне этого моря.

Согласно «Периплу Эритрейского моря» (I век н. э.) на побережье Аравийского моря важнейшим портом Древней Индии был Бхаруч, который греки называли Баригаза. Другими портами, которые посещали западные купцы, были Барбарикон (в районе современного Карачи), Наура, Музирис, Кочин и Балита (на Малабарском берегу). Во многих индийских портах существовали римские купеческие общины, состоявшие из сирийцев, евреев и египтян, говоривших на греческом языке. Индийские купцы также посещали южную Аравию и Египет, а индийские и цейлонские посольства бывали при дворах императоров Августа и Клавдия.

Персидский залив и Аравийское море на Каталонском атласе 1375 годаБольшое число древнеримских монет обнаружено в Индии. Эти находки свидетельствуют о существовании связей между Южной Азией и Средиземноморьем в первые века нашей эры. Очевидно, что часть этих монет поступала в Индию по Аравийскому морю.

Известный норвежский путешественник Тур Хейердал, посвятивший одну из своих книг истории Мальдивских островов, опубликовал сведения о находках древнеримских монет, сделанных на островах. По определению нумизматов Британского музея, среди монет был древнеримский динарий Гая Вибия Пансы, отчеканенный в Риме в 90 году до н. э. (такие монеты могли иметь хождение на территории Римской империи вплоть до II в. н. э.). 

Старейшие изображения индийских кораблей можно увидеть на монетах, которые во II веке чеканили Сатаваханы. Одно время они контролировали Бхаруч на западе и значительный участок побережья Бенгальского залива. Судно, изображенное на сатаваханских монетах, имеет высокий нос и корму, две двуногие мачты и два боковых руля. Китайский посол Кан Дай, писал в III в. н.э., что из дельты Инда ходят большие торговые суда, которые с муссонами за месяц достигают Римской империи (вероятно, имелась в виду южная Аравия).

В средние века торговля по Аравийскому морю еще более активизировалась благодаря функционированию морского Великого Шелкового пути. Находки средневековых китайских монет (особенно династий Тан и Сун) на юге Аравийского полуострова, изученные британскими нумизматами, являются ярким свидетельством этих торговых связей, осуществлявшихся по морю.

В арабских сказках о багдадском купце и мореходе Синдбаде, вошедших в «Тысячу и одну ночь», сохранились описания фантастических приключений в путешествиях по Аравийскому морю и Индийскому океану, имеющих под собой определенную историческую основу. 

Особенно возросла торговля по Аравийскому морю в XIII-XIV века, после монгольских завоеваний. Основным торговым центром в это время был южноиранский город Ормуз, входивший в монгольское время в состав государства Хулагуидов. Русский путешественник Афанасий Никитин, посетил Ормуз в XV веке и сообщил, что это «пристань большая, со всего света люди тут бывают, всякий товар тут есть; что в целом свете родится, то в Ормузе все есть».

75_2.jpgПодробные сведения о торговле, которая велась в монгольское время по Индийскому океану и Аравийскому морю, оставил Марко Поло: «Из области Мелибар, да еще из другой, что подле и зовется Гузуратом, каждый год более ста судов выходят другие суда захватывать да купцов грабить. Большие они разбойники на море; и жен, и детей берут с собою; все лето в плавании; купцам они много убытков делают. Иные из этих судов отделяются от других, плавают и там, и сям, выжидают, да подсматривают купеческие суда и всякие гадости чинят. Соберутся словно отряд; один от другого станет милях в пяти; и так расставится судов до двадцати, миль на сто займут море и, как завидят судно с товарами, зажигают огни и подают друг другу знаки; и оттого ни одному судну тут не пройти, всякое перехватят. Купцы знают разбойнические обычаи, знают, что должны их повстречать; снаряжаются и изготовляются хорошо и не боятся повстречать разбойников; защищаются храбро и разбойникам вред наносят, а все-таки и те кое-какие суда захватывают… Торговля тут большая; много судов и купцов приходят сюда; вывозят отсюда разные кожи здешней поделки, очень красивые и добротные... А купцы привозят на судах золото, серебро, медь и другие товары, что нужны в этом царстве, а отсюда везут только такое, от чего ждут прибыли и выгод. Одно здесь нехорошо – много разбойников выходит отсюда; ездят они по морю, и купцам большие убытки от них. И делается это, скажу вам, по воле царя; у него с разбойниками уговор: всех захваченных лошадей должны они ему отдавать; а лошадей захватывают они часто… Много купеческих судов с разными товарами идут к островам Индии. Везут из этой пристани в Индию много красивых да дорогих арабских скакунов; и большая купцам прибыль от этого товара; в Индии продают они хорошего коня за сто серебряных марок и дороже. Султану аденскому большой доход и много богатства от пошлины с судов и купцов, бывающих здесь. От этой пошлины, что собирает он с приходящих в его землю купцов, стал он самым богатым царем в свете». 


Монета с корабля Васко да ГамыС началом эпохи Великих географических открытий уже западноевропейские суда ходили по акватории Аравийского моря. В 1998 году после архивных поисков на дне Аравийского моря у берегов Омана (около группы островов Куриа-Муриа) археологом Дэвидом Мирнсом был обнаружен один из кораблей Четвертой Индийской армады, которую в 1502–1503 годах возглавлял знаменитый португальский мореплаватель Васко да Гама. О находке корабля Мирнс вспоминал так: «Мы стояли на вершине острова и смотрели на волны прибоя. Потом мы представили себя на месте португальцев – где бы они могли встать на якорь, на какой участок берега волны могли бы выбросить обломки их кораблей. Прикинув такие места, мы выпустили аквалангистов – и уже через 20 минут они заметили пушечные ядра с очевидно европейского корабля». Благодаря тому, что корабль и его груз оказались зарыты глубоко в песке, они были спасены от разграбления.

Археологи отождествили обнаруженный корабль с «Эсмеральдой», гибель которой из-за сильного шторма в мае 1503 года в Аравийском море, была хорошо задокументирована источниками. Корабль участвовал во второй экспедиции Васко да Гамы к берегам Индии, управлялась «Эсмеральда» дядей Васко да Гамы. В настоящее время это старейший из всех ранее найденных кораблей эпохи Великих географических открытий.

Находки монет стали одним из важнейших источников для идентификации обнаруженного корабля.  Кроме монет на судне была найдена астролябия с личной эмблемой короля Мануэла I, бронзовый колокол (на сегодняшний день старейший корабельный колокол в мире), предметы с надписями и др. 

Подводные археологические исследования проводились на Эсмеральде в 2010-е годы при поддержке Министерства исторического наследия и культуры Омана. За годы раскопок было обнаружено более 2800 предметов, поступивших в Национальный музей Омана. Вместе с тем еще не удалось обнаружить следов захоронений португальских моряков, в том числе вице-адмирала Висенте Содре.

Раскопки «Эсмеральды»Среди уникальных нумизматических находок, сделанных на «Эсмеральде», можно отметить чрезвычайно редкую серебряную монету «индио», чеканенную в 1499 году королем Португалии Мануэлем I для торговли с Индией. Монета чеканена по весу итальянских монет, использовавшихся ранее в торговле с Индией. Такая португальская монета «индио» ранее была известна лишь в одном экземпляре и хранится в Национальном историческом музее Бразилии в Рио-де-Жанейро. Всего же на небольшом пространстве под водой были найдены 24 серебряные монеты, которые удалось достаточно точно датировать, несмотря на коррозию и то, что часть монет представляла собой слипшийся комок металла. Самые ранние серебряные монеты относились ко времени правления короля Альфонсу V (1438–1481 годы).

Помимо этого на «Эсмеральде» было обнаружено 13 золотых монет, среди которых, по определению португальских нумизматов, было 12 крузадо – монет, выпущенных в Лиссабоне в 1495‑1501 годы, и одна небольшая индийская монета фанам. Золотые монеты относились ко времени правления королей Ависской династии, Жуаном II (1477, 1481–1495 годы) и Мануэлем I (1495–1521 годы). Таких золотых монет было выпущено в Лиссабоне в конце XV–XVI несколько миллионов экземпляров.

Найденный фанам удалось идентифицировать с выпуском правителей Калькутты. Подобные монеты в основном находились в денежном обращении Малабарского побережья Индии. 

По воспоминаниям исследователя, во время раскопок он постоянно думал о судьбе мореплавателей: «Место гибели корабля всегда являет собой страшное зрелище, оно сохраняет следы разыгравшейся в море трагедии. Работа в подобных местах требует уважения, слишком много людей там погибло. По рассказам очевидцев можно очень живо представить, какой ужас там творился, а после осмотра места крушения особенно четко понимаешь, что у кораблей не было ни единого шанса выдержать такую страшную бурю».

Исследования «Эсмеральды» продолжаются. Можно ожидать новых нумизматических находок!  


Автор: Александр ПАЧКАЛОВ

<<< Возврат к номеру