Новости нумизматики, монетный рынок, драгоценные металлы, аналитика, эксперты
Введите название
Найти

Золото предков

66_1.jpg

Подчеркиваем: это – информация из открытых источников! Какой процент находок навсегда остается в секрете, мы не знаем. Хотя и догадываемся.

Искатель – это судьба

Фильм «Бриллиантовая рука» обещает стать вечным. Многие помнят завязку сюжета: в самом начале герои при большом скоплении народа откапывали клад – банку из‑под монпансье, полную «золота-бриллиантов», чтобы впоследствии на полученный от государства процент приобрести автомобиль «Москвич» последней модели.

Такая схема «локализации» контрабанды годится только для комедии. Сегодня, конечно, никто всерьез не рассчитывает на «государственные» 25 процентов. Но «развод» легковерных покупателей под предлогом находки клада со старинными монетами по‑прежнему работает. Разнообразные новоделы и китайские реплики, которые продавцы выдают за «найденышей», стали настоящим бичом рынка.

Как правило, подделки разной степени похожести «находят» в таинственном раскопе (в строительном котловане, в стене старинной усадьбы, на дне реки – возможны варианты). На специальных ресурсах можно уточнить способы распознавания подделок (от простейшей пробы магнитом до спектрографии), сегодня мы говорить про это не будем.

Но это не значит, что верить нельзя никому. Легенды могут и не лгать, и буквально под нашими ногами могут до сих пор скрываться сокровища предков – и их статус, если уж совсем честно, в нашей стране остается неясным. Так, вряд ли живущие в наши дни потомки семьи Нарышкиных-Трубецких получили бы обратно ценную фамильную посуду, найденную в 2012 году при ремонте их бывшего особняка на ул. Чайковского в Петербурге – законодательство охраняет чужую собственность, как свою. Зато кучей столового серебра и даже золота чуть не завладела бригада строителей-мигрантов, и только несогласованность их действий не позволила находкам уйти на черный рынок.

Часто (по некоторым оценкам, примерно в половине случаев) более профессиональные «бригады» поисковиков все же успешно договариваются, и в даркнете появляются новые лоты. В остальных случаях клады все же «выплывают» на поверхность на радость публике. Эти истории мы сейчас и расскажем. И сосредоточимся только на монетах.

Тайна Гостиного двора

66_2.jpg

Речь идет о московском Гостином (купеческом) дворе, где весной 1996 года был найден один из самых крупных монетных кладов новейшего времени. Ни много ни мало, а 95 429 серебряных монет старой российской чеканки, а также и иностранных было найдено в нескольких огромных кувшинах (в древние времена в такие сосуды чаще всего запечатывали не Хоттабычей, а как раз деньги).

Интересно, что вся нумизматическая коллекция Государственного Исторического музея тогда насчитывала около 70 000 русских монет. Период их чеканки – от правления Ивана Грозного до Михаила Федоровича, первого царя из династии Романовых. Более редкие и оттого более интересные экземпляры были выпущены при Федоре Иоанновиче и при умном, но бедном царе – Борисе Годунове.

Среди тогдашних примитивных русских монет – разнокалиберных «чешуек» – нашлось и 335 полновесных талеров из хорошего серебра из Дании, Швеции, Норвегии, Голландии, Швейцарии, а также будущей Германии и Чехии (вспомним чуть более поздние «иоахимсталеры» из Рудных гор, или – по‑русски – «ефимки»).

Древнейшими оказались талеры 60‑х гг. XVI века, а «младшими монетами», которые дали возможность датировки клада, были польские талеры времен короля Владислава Сигизмундовича (с клеймом «1642»). Считается, что деньги были упрятаны купцом (или купцами) во времена многочисленных московских бунтов того времени. Многие экземпляры из этого клада сегодня можно увидеть в Музее археологии Москвы на Манежной площади.

Ипатьевские  реалы

Один из других заметных кладов был найден тоже уже в исторические времена – в 1970 году в самом центре Москвы, в Ипатьевском переулке, на глубине шести метров во время прокладки коммуникаций. Клад находился под землей около четырех столетий – с того самого «смутного времени».

Клад был накрыт медным тазом (мы даже не шутим) и содержал 3398 испанских монет, иными словами, более 70 килограммов серебра. Большинство монет были достоинством в 8 реалов (что примерно соответствует тогдашнему европейскому талеру), были представлены и более мелкие номиналы. Возможно, качественное испанское серебро было предназначено для перечеканки в российскую монету по заказу частного владельца (что широко практиковалось казной), но этот владелец, вполне вероятно, иностранец, как и купец предыдущей истории, уже не смог воспользоваться своим богатством.

Что зарыто в Зарядье

Также в Москве, на месте снесенной гостиницы «Россия», как раз при строительстве на ее месте парка «Зарядье» (уже в новейшие времена) был обнаружен клад из древних монет самого разного номинала – на этот раз в основном российской чеканки.

Клад, а точнее, даже несколько, – нашли археологи при обязательных изыскательских работах перед разбивкой парка, и это было серьезным событием не только в масштабе столицы. На этот раз около 20 килограммов серебра и меди были спрятаны в черный хорошо обожженный глиняный кувшин, во флягу и в большую кубышку (это тоже разновидность кувшина).

Самые древние монеты из клада в Зарядье также относились к эпохе Ивана Грозного, значительная доля – к правлению Федора Иоанновича (1584–1598 гг.), а так называемые «младшие монеты» относились уже к правлению Михаила Федоровича, первого из Романовых (это были копейки, выпущенные в 1614–1615 годах). Так удалось датировать клад – но даже узнать хоть что‑то о тех, кто его зарыл, не представляется возможным.

Читатель (если он не историк) будет, наверно, слегка разочарован: монеты были некрупного достоинства, и общая стоимость клада из Зарядья по номиналу не превышала 380 тогдашних рублей. Разные эксперты предполагали разное: возможно, в Зарядье были зарыты накопления богатого стрелецкого полковника (лет за 10 беспорочной службы), а возможно, это было хранилище разменной монеты тогдашних банкиров – ростовщиков. Однако на эти 350 рублей во времена Михаила Романова можно было прикупить пару деревень с крестьянами – напомним, это был период расцвета крепостного права.

Яркая слава Ярославля

66_3.jpg


Еще один клад был найден недалеко от Москвы и тоже, в общем, недавно. В 2003 году бригада строителей в центре Ярославля, в Мукомольном переулке, обнаружила клад из 350 монет разного номинала.

Монеты были датированы временами наполеоновского нашествия (напомним, две армии противостояли друг другу буквально в тех самых местах). Кроме российских денег, там присутствовали и польские злотые. Неприятная особенность тех событий состояла в том, что строители присвоили клад немедленно после находки, разделив его между собой, и немалую часть уже успели сбыть через антикварные лавки Ярославля и Москвы – но часть все же была изъята милицией.

Где? В Вологде

Два весьма крупных (для российской истории) клада было найдено и на Русском Севере, в Вологодской области, и в обоих случаях это была, судя по всему, церковная казна.

Первый клад был найден в г. Устюжны. Еще в 1936 году в подполье национализированного собора Рождества Богородицы нашли мешки с царскими монетами. Увы, накопления прихода состояли в основном из медных денег от полушек и денег Анны Иоанновны до пятаков Николая II. Этих медных денег вологодские священники накопили, по разным сведениям, от 800 килограммов до полутора тонн. Здесь же хранились и серебряные пятикопеечники времен Елизаветы Петровны, но значительную часть клада составляло серебро XIX–XX веков (всего несколько килограммов серебра). Часть из найденных тогда монет не была изъята советским правительством, а стала основой нумизматической экспозиции Устюженского краеведческого музея.

Второй же «церковный» клад был найден в самой Вологде, в районе Заречье, в одной из тамошних церквей – Георгиевской. Этот клад «явил себя» уже после войны: в 1951 году при разборе каменной кладки в подвале из пролома, как в кино, посыпались серебряные блестки – те самые «чешуйки», прототип русской чеканной монеты, ранние серебряные копейки XVII века. Этот клад (около 46 000 монет) в количественном отношении долго считался крупнейшим – до той самой находки в московском Гостином дворе.

Коротко о разном

Расскажем также и о других заметных находках – сухим языком газетных заметок. В глухие советские времена такие известия выглядели маленькими сенсациями и радовали необычно живым тоном и явной заинтересованностью к предмету (судите сами).


«В Алтайском крае, село Быстрый исток на реки Оби (райцентр), в 1959 году во время обвала при паводке рабочие И.В. и И.Д. Клепиковы на крутом склоне нашли берестяной сверток и глиняный горшок, в котором было 100 кг медных монет 1779–1802 гг.».
(«Вечерний Ленинград», 20 апреля 1959 года).

«В Кемеровской области, село Калинкино, Промышленновский район, в 1959 году О.Д. Плотников в яме, возле клуба, на глубине 1,5 м нашел горшок с монетами 1836 года в 10, 5, 3, 2 копейки. Общий вес 10,5 кг».
(Описал Белов К. «Клад старинных монет» – Газета «Кузбасс», 16 августа 1959 года).

«В Новосибирской области, деревня Новояблоновка, Чановский район, в 1967 году свинья в огороде вырыла 35 золотых монет Александра II: 10 рублей – 28 экземпляров, 5 рублей – 7 экземпляров.
(Описал Челединов И. «Золотой клад» – «Советская Сибирь», 28 июля 1968 года).

«На станции Сельская, Искитимский район, в 1970 году на размытом берегу реки Бердь найден треснувший глиняный сосуд с медными монетами XVIII – начала XIX в., в том числе с сибирскими. Находка передана в Новосибирский областной краеведческий музей».
(По материалам Новосибирской прессы).



«В Омской области, село Горная Бития, Ульяновский район, в 1954 году в песчаном карьере найдена корчага с медными монетами второй половины XVIII в. Вес более 100 кг, в том числе пятаки 60–80‑х гг., сибирская монета в 5 и 10 копеек. Монеты разошлись среди местного населения. Большая часть была сдана в сельпо как утиль. 50 монет и обломок сосуда поступили в областной музей.
А в селе Чернолучье, Омский дачный поселок на правом берегу Иртыша, в 1956 году на территории пионерского лагеря найден клад медных монет 1748–1769 гг. и медный нательный крест. Учитель Г.А. Федяев передал находку в областной краеведческий музей.
(Об этих событиях писала в 1954–1956 годах «Омская правда»).

«Семейство Кашеусовых из города Киров в поисках грибов выбралось к склону оврага, близ которого когда‑то стояла деревня Захватаево. Внимание грибников привлек странный цвет почвы в месте, где земля недавно осыпалась. Покопавшись в обвале, Кашеусовы насобирали полведра медяков XVIII века, большинство из которых имело номинал в одну, две и пять копеек. Монеты семья передала в областной краеведческий музей. Там с радостью приняли находку и после изучения включили ее в состав экспозиции».
Самым же юным местным кладоискателем считается кировчанин Дима Угрюмов. В четыре года, прогуливаясь с отцом во дворе, он решил покидать разбросанный гравий в недавно вырытую канаву. Из кучи земли, извлеченной экскаватором, вместе с камнями Дима вытянул, по его словам, «блестяшку». Блестяшка оказалась золотой царской десятирублевкой. В земле оказалось целое сокровище: 58 царских пятирублевок, 8 полуимпериалов – золотых монет достоинством семь с половиной рублей – и 122 золотые десятки. Хорошо, когда удача улыбается тебе уже с первых лет жизни!»
(По материалам газеты «Кировская правда»).




Суб header:  Клады старинных монет существуют - но часто мы про них не знаем
Рубрика : реверс / клады
Свежий номер
№ 2(67) 2024
№ 2(67) 2024