Новости нумизматики, монетный рынок, драгоценные металлы, аналитика, эксперты
Введите название
Найти

Много наград за большие деньги

Фотолетопись эпохи

Если раньше на аукционах и продавались предметы, не являющиеся наградами, то эти предметы, как правило, относились к военной истории. В этот раз найти очень интересные вещи (и при этом, по нумизматическим меркам, весьма недорогие) смогут театралы. Отдельным лотом продается редкая фотография К. С. Станиславского, основоположника и легенды русского театра конца XIX – начала XX века.

На фотографии имеется надпись «Костя / 37‑ми лет / весна, 1900 г. Ялта». За эту фотографию торги было предложено начать от 14–20 тысяч рублей.
Второй театральный артефакт – великолепный жетон об окончании Московского военного училища, принадлежавший знаменитому певцу Собинову. Жетон Собинову подарил полковник Белоручев. И та, и другая фамилии выгравированы на оборотной стороне жетона. Когда‑то из‑за знаменитого тенора Леонида Собинова сходили с ума барышни.

Будут ли сходить с ума и перебивать цены друг друга нумизматы и театралы, – покажет аукцион.
Но и стартовая цена жетона немалая – 140–180 тысяч рублей. Ноябрьский аукцион богат редкими фотографиями знаменитых людей и оригиналами знаменитых фотографий.

На этот раз есть возможность торговаться за автограф генерал-адъютанта принца А. П. Ольденбургского на оригинале его известной фотографии – принц Александр Ольденбургский запечатлен с уникальным знаком, на котором соединено три портрета. Вторая фотография принца во весь рост тоже довольна редкая. Обе фотографии составляют один лот, стартовая цена которого – 60–70 тысяч рублей.

Фотография менее именитого летчика Шидловского представляет не меньший интерес, чем принца Ольденбургского, – из‑за личности и судьбы Шидловского. Вместе с фотографией на аукцион выставлены две коробки от орденов и три ордена, принадлежавших Шидловскому.

Михаил Федорович Шидловский был механиком экипажа самолета «Илья Муромец-I», другом известного авиаконструктора Сикорского. В эмиграцию, в отличие от Сикорского, не уехал, после революции оставался в России.

Шидловский следил за техническим состоянием самолета, и все награды получил за боевые вылеты. Он единственный, кто остался в живых из всего экипажа «Ильи Муромца-I».

После Февральской революции Шидловский не нашел общего языка с солдатским комитетом, подвергся несправедливым нападкам, сказался больным и лег в госпиталь. В это время «Илья Муромец-I» потерпел катастрофу, и весь экипаж погиб. После госпиталя Шидловский уехал «на воды» в Ессентуки, где и была сделана фотография, выставленная на аукцион: «17 сентября 1917 года». Через несколько недель произойдет революция, и следы Шидловского в России потеряются… Лот, состоящий из нескольких предметов, оценивается в 550–650 тысяч рублей.

Но, пожалуй, самая интересная судьба оказалась у атамана Ивана Калмыкова, чья фотография выставлена на аукцион. Фотография имеет излом, но от этого не становится для знатоков менее ценной. И. П. Калмыков служил на Дальнем Востоке у атамана Семенова. Про потрясающую судьбу Атамана Калмыкова написано немало публикаций и исторических очерков.

И еще один оригинал фотографии известного человека – генерал-майора свиты Его Императорского Величества Д. Ф. Трепова, отдавшего знаменитый приказ войскам Санкт-Петербургского гарнизона при усмирении революции 1905 года, расклеенный по городу, – «Войскам и полиции мною дано приказание всякую подобную попытку подавлять немедленно и самым решительным образом; при оказании же к тому со стороны толпы сопротивления – холостых залпов не давать и патронов не жалеть». Редкая фотография оценивается в 60–80 тысяч рублей.

Часы с культом личности и жетоны Фаберже

Необычные золотые часы с портретом министра обороны СССР Д. Ф. Устинова были заказаны самим маршалом к собственному 75‑летию. Предполагалось, что часы станут ответным подарком тем, кто будет поздравлять его с юбилеем.

Однако сверху идею не одобрили, усмотрев в ней проявление культа личности Устинова, и часы никому подарены не были. Часы, в отличие от большинства подобных изделий, имеют не механический, а кварцевый механизм «Ракета», который до сих пор на ходу. На часах нет ни единого клейма и номера. Их стартовая цена – 150 – 180 тысяч рублей.

Среди памятных жетонов особо выделяются два жетона работы фирмы «Фаберже» в память Высочайшего посещения (всего на аукционе представлено четыре предмета работы Фаберже). По существовавшей в Российской империи традиции, император, приезжая куда‑либо с визитом, в память об этом событии дарил такие жетоны. Жетоны существовали в двух степенях.

Жетон, который представлен в каталоге, подписан. Благодаря этому удалось узнать, что жетон принадлежал Афендульеву. Сегодня известно, как сложилась судьба владельца жетона. И даже сохранились документы, свидетельствующие о том, что жетон был получен Афендульевым из рук императора Николая II. Оценка этого жетона – 200–300 тысяч рублей.

Второй жетон работы Фаберже – выше статусом, золотой, с бриллиантиками в короне. Но, в отличие от первого, он не подписан, и узнать, кому государь подарил именно этот жетон, не представляется возможным. Стартовая цена золотого жетона – 350–450 тысяч рублей.

Разнообразие на ноябрьском аукционе не знает границ – одним из самых удивительных лотов является жетон весьма милитаризованного вида, который выдавался в честь 100‑летнего юбилея Клинического повивального института в С.‑Петербурге. Стартовая цена 450–550 тысяч рублей.

Дорогие и редкие

Один из самых дорогих лотов ноябрьского аукциона – редчайший знак 1‑й батареи 7‑й Сибирской стрелковой артиллерийской бригады. На данный момент он известен в единственном экземпляре. Его стартовая цена – 1,5–2 миллиона рублей.

Еще один лот аукциона, из числа самых дорогих, – крайне редкая шейная медаль «За полезное» середины 1850‑х годов. На ней отчеканен очень красивый портрет императора Александра II работы известного медальера Брусницына.

На аукционной медали видна совсем маленькая трещинка, дефект штемпеля. По всей видимости, этим штемпелем успели отчеканить совсем немного медалей, и он сломался. Чеканка медали с этим портретом прекратилась, благодаря чему медаль сегодня – редкая и дорогая. Стартовая цена золотой медали – 2,8–3,3 млн рублей.

Интересен и орден Св. Георгия 4‑й степени за выслугу 25 лет строевой службы в сухопутных войсках, на орденской ленте, изготовленный в 1837 году. До 1855 года он полагался офицерам за 25 лет беспорочной службы. На лучах этого ордена была надпись «25 лет». Этим он отличался от боевого ордена Святого Георгия. Это была очень высокая награда, которая давала право на дворянство.

Впоследствии за выслугу начали награждать орденом Святого Владимира; именно его стали давать за беспорочную службу в течение 25 лет в армии, а орден Святого Георгия выдавался только за подвиги. Встречается орден Святого Георгия за выслугу очень редко, и стартовую цену имеет соответственную – 2–3 миллиона рублей.

Еще один редчайший знак – знак расформированных Управления Варшавской крепостной пехотной бригады и 1‑го Варшавского крепостного пехотного батальона, 1911–1917 годов. До этого аукциона знак был опубликован в специальной литературе только рисунком. Редкость и почти отличная сохранность знака определили высокую стартовую цену – 1–1, 5 миллиона рублей.

Среди интересных лотов – колодка наград с архивом И. А. Денисюка. У награжденного этой колодкой было три знака отличия Св. Георгия за русско-японскую войну.

К этим знакам прилагается вся задокументированная жизнь героя – выписка из метрической книги о рождении и крещении, копия фотографии подпрапорщика 122‑го пехотного Тамбовского полка И. А. Денисюка ок. 1910 года, свидетельства о рождении и крещении и о браке дочери Валентины, трудовой список и трудовая книжка, членский билет профсоюза рабочих железных дорог Юга, пенсионное удостоверение, а также свидетельства о браке и о смерти. Все это бережно сохранила его семья. Подборка продается по стартовой цене 2,6–2,9 миллиона рублей.

Эполеты Юденича

Униформа представлена эполетами, которые, предположительно, могли принадлежать одному из трех генерал-лейтенантов. Наиболее вероятно, хотя и нет документов, подтверждающих это, что эполеты принадлежали генералу Юденичу. Стартовая цена эполетов – 350–450 тысяч рублей.
Эполеты полковника 1‑го Сибирского казачьего полка также с большой степенью вероятности принадлежали известному генералу Краснову и оцениваются в 300–400 тысяч рублей.

Большая подборка памятных жетонов-погончиков не поражает ни редкостью, ни дороговизной. В каталоге аукциона их достаточно много, но их активно собирают. В том числе и потому, что они несут в себе информацию о полке или училище.

Много и солдатских георгиевских крестов. Самым интересным в этих лотах, пожалуй, являются описания воинских подвигов, за которые выдавались эти награды. Благодаря большому количеству крестов в каталоге аукциона складывается отчетливая картина концепции награждения этой наградой – и за тушение пожара, и за боевые заслуги.

Пожалуй, самой удивительной среди всех этих заслуг стала заслуга человека, служившего в 252‑м Анапском резервном батальоне, – ему выдали награду за разумную распорядительность, выказанную им 24 февраля 1905 года при усмирении арестантов в Екатеринодарской областной тюрьме, причем беспорядки были прекращены в самом начале, без употребления оружия. Что, безусловно, свидетельствует о фантастических силе и храбрости награжденного.

В целом, как отмечают эксперты, в каталоге ноябрьского аукциона достаточно много интересных медалей, жетонов и наград. Но интересных предметов по приемлемым ценам, к сожалению, все еще очень мало. Покупатели – есть, но их больше, чем продавцов хороших предметов по реальной цене. Есть продавцы, которые хотят продавать хорошие предметы по очень высокой цене, но для них пока нет покупателей…

Суб header:  Ноябрьский наградной аукцион оказался рекордным по количеству выставленных лотов
Рубрика : / Нумизматика/аукцион
Свежий номер
№ 1(66) 2024
№ 1(66) 2024
;