Новости нумизматики, монетный рынок, драгоценные металлы, аналитика, эксперты
Введите название
Найти

Пошли продажи

«Результат превзошел ожидания»

– В целом можно сказать, что октябрьский аукцион прошел хорошо – результаты превзошли ожидания. Продалось много – 80–85 %. Такого успешного аукциона не было, пожалуй, уже года три. Как обычно, лучше всего покупали монеты XVIII века. Это всегда популярная тема, а в этот раз подборка монет в каталоге аукциона была особенно хороша, включая очень хорошие русские полтины.

Золотые монеты продавались нормально. Очень хорошо прошел торги дукат – червонец 1712 года. Он в итоге был продан за 2 миллиона 800 тысяч рублей при стартовой цене 600–800 тысяч рублей. Рубль 1714 года при стартовой цене 1,5–2 миллиона был продан за 3 миллиона. Медь тоже отлично раскупалась, причем была продана и редкая монета – деньга 1796 года.

Но просто отлично продавались медные новоделы. Участники аукциона сильно за них торговались, и цены в ходе торгов выросли очень значительно.
Напомним, что к новоделам относятся монеты, отчеканенные, как правило, старыми штемпелями на монетном дворе, но позже даты, указанной на монете. Новоделы запретили чеканить в 80‑е годы XIX века. Коллекционеры различают новоделы начала XIX века и второй половины XIX века.

Но различаются они, как правило, по внешнему виду, потому что в конце века чеканились на более современном оборудовании. Новоделы довольно популярны. Их заказывали на монетных дворах коллекционеры. Среди них есть как редкие, так и не очень.

Медные монеты XVIII века в идеальной сохранности почти не попадаются, зато здесь есть новоделы. Также в свое время заказывали новоделы очень редких предметов, которые тоже нельзя было найти в оригинале. Стоят новоделы, конечно, дешевле, чем оригиналы, но тоже являются интересной частью нумизматики.

Среди представленных на аукционе новоделов можно выделить бородовые знаки (на аукцион было выставлено два знака 1714 года, которые немного отличались друг от друга), они были проданы за 190 и 240 тысяч рублей при стартовой цене 60–70 тысяч рублей за каждый.

Медали коллекционеры покупали и разобрали почти все. Но они стоят недорого. Цены на медали пока что по‑прежнему низкие. Одна из причин в том, что медалей меньше, чем монет, и коллекционеров медалей – меньше, чем коллекционеров монет. Но это касается русских медалей. Советские медали собирают хорошо, соответственно, хорошо покупают, и цены на них растут.

Золотая медаль в память открытия памятника императору Петру I в селе Веськово под Переславлем-Залесским, будучи очень редкой, была продана очень недорого – 950 тысяч рублей (при старте в 600–650 тысяч рублей) – это не цена для такой вещи.
Золотые монеты XIX века продавались очень хорошо. Например, десятка 1802 года нашла покупателя за 1,5 миллиона рублей.

Из бон, представленных в каталоге, продана примерно половина лотов. Цены на эти лоты были невысоки – 30–40 тысяч рублей. Боны хорошо собирают, и предметы в хорошей сохранности всегда покупают. Цены на них невысокие, спрос не очень большой, а предметов в хорошем состоянии мало – бумага за столько лет сырела, ветшала, горела, поедалась мышами и плесенью.

Из бон в октябрьском каталоге самым интересным, пожалуй, был лот из 11 листов, проданный при стартовой цене в 200 тысяч рублей за 240  тысяч рублей. Эти разменные марки-деньги ценны тем, что сохранились целыми листами. Поскольку они ходили как деньги, то по отдельности встречаются часто.

Хорошо продались транспортные сертификаты. Транспортный сертификат Народного комиссариата путей сообщения 5 рублей золотом 1923 года был продан по старту за 120 тысяч, а транспортный сертификат Народного комиссариата путей сообщения 5 рублей золотом 1923 года «ОБРАЗЕЦ» при старте 90 тысяч был продан за 200 тысяч рублей.

«Дно падения цен пройдено»

– Уже можно назвать тенденцией то, что на рынке появляется много хорошего материала и люди его продают. Это видно по количеству лотов на аукционах, особенно на предстоящем ноябрьском наградном.

В том, что касается торгов на аукционе, сейчас в результате торгов часто случается хорошее увеличение цены, но докризисных высот оно еще не достигло. До кризиса рынок рос, каждые полгода стартовая цена на один и тот же предмет изменялась достаточно сильно. Люди понимали, что на следующем аукционе это будет еще дороже и потому торговались отчаянно. Сейчас, когда рынок замер на одном уровне, понятно, что люди переплачивать не хотят.

Для коллекционера несложно провести анализ, как предмет проходил по различным аукционам, как менялась его цена и сколько он может за него заплатить, чтобы покупка была выгодной или хотя бы разумной. И каждый человек, который идет на аукцион за конкретным предметом, такой анализ проводит. Но аукцион вносит свои коррективы, и тогда коллекционер может заплатить и побольше, причем – намного. Если же предмет на аукционе, наоборот, не продан, то тут возможно несколько вариантов в зависимости от ситуации.

Владелец предмета понимает, что вещь у него хорошая, но сейчас она не продалась, и он готов дальше ждать, до лучших времен. Если же банально нужны деньги и вещь продать надо обязательно, тогда на следующий аукцион вещь выставляется по более низкой цене.

Мы стараемся не переставлять одни и те же предметы из аукциона в аукцион. Но если уж это случается, то цена должна быть действительно ниже. 10 % здесь роли не сыграют – уценивать надо процентов на 30.
Думаю, что все‑таки дно падения цен российская нумизматика прошла. Полагаю, что будут покупать, и много, но очень дорого покупать не будут. Скорее всего, какие‑то отдельные позиции будут продаваться выше рынка, сильно выше. А где‑то 90 процентов предметов будут продаваться по реальной рыночной цене.

«Надеюсь, инвесторы не вернутся»

– Сегодняшнее обилие хорошего материала и толщину каталогов аукционов пока можно объяснить не тем, что случилось что‑то исключительно хорошее, а тем, что у людей кончились деньги, истощены все запасы и они больше не могут ждать возвращения сказочных цен 2008 года.

Три года люди не хотели продавать предметы существенно ниже той цены, за которую они их покупали. Сегодня до тех цен по‑прежнему еще очень далеко. Несмотря на инфляцию, цены не совпадают даже по номиналу – они все равно существенно ниже докризисных цен.

Есть и еще один положительный для коллекционеров фактор – на рынок не вернулись (и, надеюсь, не собираются возвращаться) инвесторы. Когда они присутствовали на рынке, то сметали все, и материала было мало. После цен, по которым инвесторы скупали предметы, было сложно объяснить людям, ориентировавшимся именно на самую высокую цену, что это было стечение факторов и обстоятельств, а не объективная рыночная цена.
Для всех участников рынка лучше, если рынок растет плавно.

«В России пока единственные»

– Теперь, кстати, наши аукционы можно смотреть на нашем сайте в прямой трансляции. Делать это может любой желающий – никаких ограничений нет. Камера показывает только ведущего, она не показывает зал. Но все, кто видел (я ни разу не видел, потому что всегда присутствую на аукционе), говорят, что все очень хорошо. Что понятно – в зале много людей, идет борьба. Но люди, которые смотрят трансляцию, не могут вмешаться.

Но есть и люди, которые торгуются по Интернету онлайн. Это новая услуга, мы ее внедряем, но идет она достаточно туго из‑за скорости передачи сигнала – линии у нас в стране плохие, и сигнал проходит с задержкой. Но мы работаем и будем и дальше работать для того, чтобы онлайн-торги проходили динамично. Люди, которые торгуются по Интернету, тоже видят трансляцию, но у них на мониторе есть дополнительные опции – ставка за предмет, возможность заявить свою цену.

Когда мы только внедряли эту систему, ведущий аукциона Андрей Хазе контролировал еще и ставки на мониторе, но это его очень сильно отвлекало и затягивало торги. Сейчас вся информация от интернет-участников приходит на монитор специальному человеку, который, как обычный участник аукциона, поднимает карточку.

В мире подобные вещи уже есть – у зарубежных крупных аукционных домов. В России пока мы единственные, кто организовывает торги онлайн. Но потихонечку, по мере сил ее внедряют все, кто связан с аукционной деятельностью.
Несмотря на то что иногда приходится долго ждать ставки от интернет-участника и это затягивает торги, думаю, что за такой системой – будущее.

Суб header:  Недавний монетный аукцион показывает: нумизматический рынок постепенно возвращается в нормальное состояние
Рубрика : / Нумизматика/аукцион
Свежий номер
№ 1(66) 2024
№ 1(66) 2024
;