Новости нумизматики, монетный рынок, драгоценные металлы, аналитика, эксперты
Введите название
Найти

Не пожалели миллионов

Апрельский аукцион порадовал нумизматов несколькими редкими и интересными предметами.

В категорию топ-лотов организаторы отнесли, в частности, новодельные платиновые 12 рублей 1836 года, находящиеся в прекрасном состоянии. Официальный тираж оригинальных монет был очень небольшим – всего 11 штук. Новодельные экземпляры отчеканены после 1845 года, однако также являются очень ценными и представляют значительный нумизматический интерес.

История появления и исчезновения из оборота платиновых монет представляет собой удивительный эпизод российской монетной системы. Вот что писал в статье «Платиновая монета» известный русский историк Павел Павлович фон Винклер:

«В 1822 году, на частных Нижнетагильских приисках, была открыта платиновая руда. Вскоре это открытие повторилось и на казенных Гороблагодатских, и к 1827 г. на С. Петербургском монетном дворе скопилось до 11 пудов чистой платины. Чтобы найти верный сбыт этому металлу, добыча которого с каждым годом обещала возрастать, а вместе с тем доставить и государству значительный доход, бывшему тогда министром финансов графу Егору Францовичу Канкрину пришла мысль чеканить из платины монету. Мысль эта была одобрена императором.

Чеканка платины была крайне затруднительна и медленна, так что в неделю можно было очистить сырой платины не более трех пудов, из которых выходило чистого металла два пуда, а кружков монеты получалось 2200 и около 30 фунт. обрезков. Очищение сырой платины и приведение ее в ковкое состояние производилось в лаборатории, а все другие работы – на монетном дворе.

Сырую платину растворяли в царской водке, нагревали до окончания разложения, потом, остудив, сливали, выпаривали до густоты сиропа и прибавляли нашатыря. Таким образом получалась нашатырная платина в виде желтого порошка, который промывали до трех раз, высушивали, прокаливали и получали губчатую платину, которую прессовали, проковывали и затем плющили в полосы. Для работ необходимо было в лаборатории три комнаты. Передел платины в монету, плющение полос, прорезка из полос кружков, браковка, вес и счет монеты происходили на монетном дворе. Опилки и оставшийся сор отправляли опять в лабораторию, где их подвергали тем же манипуляциям, что и сырую платину. При работах велись шнуровые книги, в которые приход записывался по лаборатории, а расход по монетному двору, с означением содержания чистой платины и цены. Кроме того, имелся особый журнал, в который вписывалось ежедневно все относящееся до производства – как то: материал, число рабочих и прочие расходы.

Платиновая монета не встречала препятствий при платежах, принималась довольно охотно и, вероятно, впоследствии заняла бы среднее место между серебряной и золотой монетой, как вдруг явились обстоятельства, которые нанесли роковой удар этой монете.

Боязнь подделки платиновой монеты настолько пугала министра финансов Вронченко, что он исходатайствовал о совершенном прекращении чеканки платиновой монеты, на что и последовал Высочайший указ отъ 22 июня 1845 года. По этому указу повелено учредить во всех казначействах обмен ее, в течение шести месяцев, на золотую и серебряную. По истечении же указанного срока не принимать платиновой монеты как в казенных платежах, так и для обмена; частным лицам не воспрещалось платить ею при торговых сделках между собою, по добровольному на то соглашению.

В это время на всех европейских рынках цена платины понизилась, и потому изъятие всей выпущенной монеты из обращения было очень затруднительно для государственного казначейства, почему и явилось предположение постепенного изъятия монет из обращения, ежегодно в такой сумме, которая окажется возможной по сметамъ государственного казначейства, или же всю вычеканную монету оставить в обращении, пока она не будет встречать в публике затруднений. Но министр нашел, что необходимо и полезно принять окончательную меру, так как подобное предложение не соответствуетъ общим основаниям нашей денежной системы; так платиновая монета не допущена к приему в кредитную экспедицию наравне с золотой и серебряной, и поэтому найдутся злонамеренные люди, которые воспользуются разностью в цене монеты и самого металла и станут ее подделывать, и тогда казна понесет большую потерю. Поэтому и решено прекратить чекан платиновой монеты, а в департамент государственного казначейства доставить точное сведение о количестве платиновой монеты каждого достоинства, выпущенной монетным двором».

Данная монета уникальна еще и тем, что хранилась в коллекции известного нумизмата графа Эмерика фон Гуттен-Чапского, а позднее - в коллекции великого князя Георгия Михайловича. Такое происхождение обусловило и высокую стартовую цену – 3–4 миллиона рублей. Итоговая цена превзошла ожидания – лот был продан за 4 650 000 рублей.

Есть и еще один замечательный новодел, представленный на аукционе – так называемый «семейник»: серебряная монета номиналом 1 1/2 рубля – 10 злотых 1836 года. Монета исключительной сохранности изначально была оценена в 1,5–1,7 млн рублей, но пока не нашла покупателя.

Сверху - Две копейки 1796 года с вензелем; снизу - «жалованной монета» в 4 червонца времен правления СофьиСреди лотов аукциона также имелся золотой новодел «жалованной монеты» в 4 червонца, относящейся ко времени регентства Софьи (1682–1689). Стартовая цена монеты в отличном состоянии – 1,4–1,8 млн рублей. В итоге лот остался непроданным.

Не осталась незамеченной серебряная полтина 1841 года Иоанна Антоновича. Ее редкость в сочетании с отличным состоянием обусловила высокую стартовую цену – 1–1,3 млн рублей. Но никто не решился купить редкую монету маленького царя в этот раз.

Также стоит отметить новодел серебряного пробного рубля 1806 года – с портретом императора Александра I в мундире лейб-гвардии Преображенского полка. Предварительная оценка этой монеты составила 1,0–1,5 млн рублей. Цена продажи – 1550 тысяч рублей.

Ценится у нумизматов и вензельная серия 90-х годов семнадцатого века: копейка 1790 года – редкая, поэтому стартовая цена на нее была 400 тысяч. Эту монету не купили, как и 10 копеек 1796 года (с начальной оценкой в 600–800 тысяч рублей). Зато торги разгорелись за четыре копейки 1796 года – при стартовой цене 900–1200 тысяч рублей итоговая составила 1250 тысяч рублей. Во времена высокой инфляции эти монеты перечеканивали в монеты более высокого номинала, а позже, при Павле, перечеканили обратно. Поэтому именно таких монет практически не осталось – за очень редкими исключениями, которые и представлены в каталоге по таким довольно приличным по кризисным временам ценам.

Рубль Иоанна Антоновича 1741 года Московского монетного двора ценится гораздо выше, чем такой же рубль Петербургского монетного двора в силу своей исключительной редкости и более искусного портрета. Стартовая цена московского рубля – 800 000–1 300 000 рублей, а куплен он был за 1 450 000 рублей. Петербургский, изначально оцененный в 600 000–900 000 рублей, ушел с аукциона по минимальной цене – 600 тысяч рублей.

Медаль Русского археологического общества за ученые труды по археологии конца XIX – начала XX века – необычной формы и золотая, поэтому начальная цена была соответствующая – 550 000–750 000 рублей. Ее продали за 550 000 рублей. Медаль исключительно редкая, «с историей». Она принадлежала Н. И. Петрову. На оборотной стороне медали под надписью гравировка в две строки: «Николаю Ивановичу/Петрову». Николай Иванович Петров – профессор Киевской духовной академии, академик Академии наук Украины, церковный историк, литературовед, специалист в области церковной археологии.

Сверху - пробные пять копеек 1916 года; снизу - пробные 5 рублей 1956 годаСоветский период представлен интересными пробниками, среди которых самый редкий – «пятерка» 1956 года (медная) и «трешка» этого же года в алюминии. Во время реформы 1961 года самой крупной монетой стал рубль, а более крупные номиналы так и остались в проекте и коллекциях. Такие пробные монеты 1956 года, особенно крупных номиналов, очень редки. Данные варианты монет такого номинала, с таким клеймом номера сплава не опубликованы в нумизматической литературе. Стартовая цена «пятерки» и «трешки» – по 530–630 тысяч рублей, но они ждут своего места в новой коллекции до лучших времен.

Один из нумизматов решил расстаться с очень хорошей подборкой советских монет, поэтому собирателям именно этого периода было чем «поживиться» на монетном аукционе.

Однако и те, кто собирает другие периоды, нашли немало интересных предметов среди 346 лотов аукциона.

Суб header:  Не все уникальные лоты апрельского аукциона были проданы. Но многие редкие монеты нашли своих покупателей
Рубрика : / нумизматика/аукционы
Свежий номер
№ 2(67) 2024
№ 2(67) 2024