Новости нумизматики, монетный рынок, драгоценные металлы, аналитика, эксперты
Введите название
Найти

Наследие царских времен

Лента императрицы

По словам Дмитрия Максимова, из наиболее интересных предметов можно выделить Знак отличия ордена Святой Анны. Представленный экземпляр относится к самым первым награждениям этим орденом, происходившим еще при Павле I. Номер ордена — 7 270, и это свидетельствует о том, что данный Знак выдавался в первый год своего учреждения. Весьма редкий Знак находится в великолепной сохранности. При этом, как отмечают специалисты, награды периода «раннего» Александра I и Павла I практически не доходят до наших дней. К тому же эти награды были возвратными, то есть после смерти награжденного они возвращались в Капитул и либо шли на переплавку, либо выдавались в качестве дубликата награжденным лицам, утратившим свои собственные награды. Поэтому предметы этого исторического периода всегда представляют собой огромную ценность. Оценка Знака ордена Святой Анны — от 400 до 700 тысяч рублей.

Также из особенно редких орденов на торгах будет представлен Знак ордена Владимира четвертой степени с мечами для лиц нехристианского вероисповедания (времен русско-турецкой войны), прекрасной сохранности, оцененный в 300–450 тысяч рублей.

Очень интересный комплект ордена Св. Владимира II степени с документом на имя генерал-лейтенанта барона Александра Икскуль фон Гильденбандта.

Еще один заслуживающий особого внимания лот — оттиск медали «За храбрость» периода правления императора Александра III из собрания великого князя Георгия Михайловича, из той части его коллекции, которая была вывезена из страны и в дальнейшем распродана (в основном это были золотые монеты и медали).

«Представленный на аукционе экземпляр был изготовлен по заказу Георгия Михайловича. Впоследствии медаль была опубликована в каталогах нескольких аукционов и оценивается достаточно дорого — в три-пять миллионов рублей», — рассказывает Дмитрий Максимов.

Из предметов, весьма опосредованно относящихся к наградам, но очень интересных, можно назвать, в первую очередь, подарочную ленту императрицы Марии Федоровны, преподнесенную ей во время путешествия по Югу России кубанскими казачками.

До этого императорская лента находилась в частной коллекции, возможно зарубежной.

Лента была поднесена супруге императора Александра III императрице Марии Федоровне (1847–1928) кубанскими казачками во время посещения императорской семьей административного центра Кубанской области г. Екатеринодара (с 1920 года — г. Краснодар) 21–22 сентября 1888 года. Оценивается этот раритет в 300–400 тысяч рублей.

Также в каталоге представлена весьма редкая золотая медаль «За отличие в мореходстве», другие экземпляры которой очень хорошо продавались на преды­дущих аукционах. По сведениям Е. В. Лозовского, по предписанию Особенной канцелярии на С. Петербургском Монетном дворе 23 февраля 1896 г. было изготовлено 10 золотых медалей. Одна из этих медалей выставлена на торги майского аукциона по цене 3–6 миллионов рублей.



Жетоны великого князя

Содержит каталог аукциона и постоянно востребованные коллекционерами жетоны полков. В частности, два очень примечательных жетона, принадлежавших великому князю Владимиру Александровичу. Один жетон 2-го Кронштадтского крепостного пехотного батальона, который был преподнесен ему как главнокомандующему войсками гвардейского корпуса и Петербургского военного округа, оценен в 1 млн рублей. А второй — в память столетия Седьмого драгунского Новороссийского полка, носившего имя великого князя, — также оценивается в 1 млн рублей.

На этот раз на аукционе предлагается достаточно много «сопутствующих товаров», не являющихся предметами фалеристики, но органично украшающих и дополняющих любую коллекцию орденов, жетонов и знаков.

Необычный лот — знамя Гнидово-Рованецкого отдела Союза русского народа. Стартовая цена знамени — 1 млн 250 тысяч рублей.

Также в каталоге представлено несколько мундиров. «К униформе и части воинской атрибутики нумизматы относятся не менее ответственно, чем к наградам. Например, нижние части погон спустя века часто оказываются съеденными молью. При этом верхняя часть с металлической нитью остается в неприкосновенности. Такие погоны реставрируют. И, разумеется, в каталогах подробно описывается факт реставрации и указываются восстановленные части, — объясняет Дмитрий Максимов. — Часто реставраторам удается заменять утраченные материалы именно старыми же материалами. Однако до сих пор сохранилась часть предметов, в которых все составляющие являются оригинальными».

Представленные на аукционе эполеты подъесаула 1-го Сунженско-Владикавказского генерала Слепцова полка Терского казачьего войска работы неизвестной мастерской начала XX в. интересны в том числе тем, что они находились в коллекции Игоря Всеволодовича Можейко (Кира Булычева).

Эполеты из коллекции Можейко восстанавливались очень бережно — подбойка отсутствовала, а картон внутри деформировался. Реставраторы вернули картону первоначальную форму и подобрали наиболее близкую к бывшей подбойку. Оценены эполеты были в 150–220 тысяч рублей.

Сохранность мундиров тоже бывает разной. Тем, кто приносит мундиры, по состоянию похожие на решето, объясняют, что даже самую ценную форму в таком плачевном состоянии продать невозможно. «Новоделов» в этой области практически не бывает — сшить новый мундир из старой ткани (а специалисты мгновенно отличат старую ткань от новой) невозможно.



Жетон Чехова

И уж совсем необычным лотом в каталоге стал так называемый «театральный жетон» выдающегося русского актера Михаила Чехова.

Михаил Чехов был племянником Антона Павловича Чехова. С 1913 года он успешно играл на сцене МХАТа, в 1928 году уехал из России в Америку, где создал собственную школу актерского мастерства, творчески развивая систему Станиславского. В школе Михаила Чехова занимались Мерилин Монро, Клинт Иствуд и другие культовые американские актеры.

Собственно же аукционный лот — жетон, принадлежавший Михаилу Чехову, о чем свидетельствует великолепная гравировка на обороте жетона. Такие жетоны выдавались выпускникам театральной школы Суворина, знаменитого российского театрального деятеля. Михаил Чехов закончил школу Суворина в 1910 году и, вероятно, не сумел забрать жетон с собой в эмиграцию. О том, где находился жетон целый век, ничего не известно. По нумизматическим и фалеристическим меркам, цена жетона невысока — всего 100–120 тысяч рублей.

В 3–4 миллиона рублей оценен экспертами очень известный нагрудный знак Семиреченского казачьего войска. В основном такие знаки носили казаки-офицеры Первого Семиреченского казачьего генерала Колпаковского полка. Войско было небольшое и в мирное время представляло собой только один полк (Первый Семиреченский полк), а в военное время — четыре полка. Соответственно, нагрудных знаков изначально было выпущено меньше, чем обычно. А сегодня коллекционерам известно только три экземпляра. Один из них был представлен на майском аукционе, еще один — в музее и последний — в частной коллекции.

Сохранность знака не очень хорошая, на нем есть заметные сколы эмали, однако с учетом исключительной редкости этого предмета он был оценен весьма высоко.

Жетон лейб-гвардии Атаманского полка, подарочный, от командира полка, отличается от обычного полкового жетона. Дело в том, что шефом полка был великий князь Борис Владимирович. Он был командиром полка до 1915 года. Уходя, Борис Владимирович заказал у Фаберже жетоны для всех командиров. Помимо того что сам лот достаточно ценен в силу своего происхождения и редкости, особую ценность ему придает фотография владельца именно того жетона, что представлен на аукционе. На фотографии, сделанной уже в эмиграции, сотник В. В. Андриянов запечатлен с жетоном.

Саму фотографию Дмитрий Максимов считает необыкновенной удачей, которая, впрочем, случается у истинных коллекционеров. Эту фотографию он случайно обнаружил в «военных эмигрантских альбомах» знакомого коллекционера уже после того, как жетон был принят для участия в аукционе.



Значок за 22 миллиона

В советском периоде наиболее редкими всегда считаются значки первых курсов красных командиров. Самым интересным из них считается знак Высшей школы красных летчиков-испытателей в Гатчине. По документам, этих знаков было заказано триста, а известен только один. Скорее всего, заказ не был выполнен. До сих пор не всплыл ни один знак, кроме этого, единственного. И других, скорее всего, обнаружено уже не будет.

Звание «красный летчик-наблюдатель» было введено приказом РВСР № 1831 от 31 октября 1919 г. вместе со званиями «красный военный летчик» и «красный военный воздухоплаватель». В ноябре 1919 г. Главвоздухфлотом был подготовлен проект приказа РВСР об установлении нагрудных знаков красного военлета, красного летнаба, авиационного моториста и механика, а также общего знака для военнослужащих Красного воздушного флота остальных категорий. Однако проект приказа так и остался нереализованным, так как уже 5 января 1920 г. Реввоенсоветом республики было принято решение об установлении нарукавных знаков различия для всех родов войск РККА. Таким образом, представленный знак можно отнести к разряду неофициальных — приказа о его установлении не существовало. Очевидно, он был выполнен по заказу выпускника Гатчинской авиационной школы в индивидуальном порядке и поэтому является исключительно редким. Стартовая цена знака — 2 миллиона рублей.

Среди летных знаков есть еще два, особо ценных — за налет 800 тысяч километров, образца 1935 года с самолетом АН. Более поздние значки выпускались уже с другим самолетом. Когда значок за налет 800 тысяч километров отменили, стали выпускать серебряный значок «за налет миллиона километров». Такие значки тоже встречаются крайне редко. Они выпускались до 1941 года. А после войны серебро заменили бронзой.

Стартовая цена знака для летчиков Гражданского воздушного флота СССР за налет 800 тысяч километров впечатляет — 19–22 миллиона рублей.

Значки, посвященные юбилею Ленинградского монетного двора 1924 года, представлены в каталоге в двух вариантах — на заколке и на винте. Значки, возможно, выпускались для вручения работавшим на предприятии к моменту юбилея. В декабре 1924 г. на заводе трудилось 2256 человек — 2110 рабочих и 146 служащих. Лот из двух значков оценивается сравнительно скромно — в 30–40 тысяч рублей.



Мяч великого князя

Уникальной является орденская колодка великого князя Всеволода Ивановича. На колодке находятся ордена Андрея Первозванного, Александра Невского, Анны, Белого Орла, Саввы Сербского (т.к. мать Всеволода Ивановича была принцессой Сербской) и другие. Она была изготовлена после того, как Всеволоду Ивановичу был пожалован великокняжеский титул. Это произошло в 1939 году.

Лот из колодки с орденами и именного призового мяча для игры в крикет оценен в 400–500 тысяч рублей.

По мнению специалистов, майский наградной аукцион, на котором были представлены сразу несколько лотов, принадлежавших в разное время лично членам царской семьи, можно назвать сенсационным по уникальности лотов и по заявленным стартовым ценам.

Суб header:  В мае можно было купить ленту, когда-то подаренную российской императрице. Или эполеты из коллекции Кира Булычев
Рубрика : Нумизматика / аукцион
Свежий номер
№ 2(67) 2024
№ 2(67) 2024