Новости нумизматики, монетный рынок, драгоценные металлы, аналитика, эксперты
Введите название
Найти
Редкости на фоне кризиса

Редкости на фоне кризиса

Собрание редкостей

На аукционе было представлено много хороших золотых медалей. Одна из них — «За труды по освобождению крестьян», очень редкая, изготавливавшаяся в 1861–1863 годах на Санкт-Петербургском монетном дворе, изначально была оценена в 2–2,5 миллиона рублей.

Большой интерес, по мнению эксперта «Монет и медалей» Дмитрия Максимова, должен был вызвать Знак ордена Святой Анны 2-й степени темной эмали с императорской короной финской работы (которая встречается очень редко). Стартовая цена ордена — 2 миллиона рублей.

Редкая награда — очень высокий орден Святого равноапостольного князя Владимира 1-й степени темной эмали. В настоящее время традиция награждения подобными орденами несколько сместилась — сейчас существует единственный орден подобного рода, вобравший в себя признаки нескольких орденов, — «За заслуги перед Отечеством». В конце XVIII века «Владимир» был орденом, который давался за заслуги перед Отечеством исключительно лицам, состоявшим на службе у государства, — военным или чиновникам. Его не могли получить артисты, мещане, купцы… Эта категория граждан могла лишь получить медали «За усердие», «За полезное» и другие.

В силу исключительной редкости и почти отличной сохранности «Владимир» с темной эмалью был оценен в 4–5 миллионов рублей.

Еще одна редкость — знак отличия военного ордена Св. Георгия для нехристиан 3-й степени. Однако редкость его особенная — не в силу того, что подобных знаков сохранилось мало, а потому, что отчеканен и вручен этот знак был в невероятные для России годы — в эпоху Александра III — Миротворца. В это правление не было практически никаких войн, за исключением одной, локальной и кратковременной, — афганской.

В ходе афганской войны 1885 года за установление границы с Афганистаном на реке Кушке было выдано всего два креста. Один из них, врученный уряднику временной сотни Аман-Клычу Сары Хану, захватившему знамя противника, и будет продаваться на майском аукционе более века спустя.

Всего же за правление Александра-Миротворца было выдано несколько военных наград: кроме упомянутых двух крестов, еще несколько медалей за храбрость.

Крест Аман-Клыча имеет и еще одну дополнительную особенность — мало того что «Георгий» 3-й степени сам по себе считается достаточно редким, обычно его выдавали только тем, у кого уже был «Георгий» 4-й степени. Аман-Клыч получил Знак отличия третьей степени, а четвертой у него не было. Редкость ордена и нетривиальность его истории позволили определить стартовую цену лота в 1–1,2 млн рублей.



Штрихи николаевской эпохи

Еще одна уникальная вещь — медаль в золоте царствования Николая II «За отличие в мореходстве». Медаль — очень редкая, поскольку Особенной канцелярией на Санкт-Петербургском монетном дворе в 1896 году было заказано всего 10 таких медалей.

Медалями награждались выдающиеся шкиперы и штурманы российского торгового флота. Стартовая цена медали — 4–5 миллионов рублей.

Морскую тему каталога продолжают необыкновенные часы, принадлежавшие рулевому легендарного крейсера «Варяг».

По возвращении «Варяга» в Петербург морякам вручили много различных подарков. В дневнике Николая II день чествования героев морского сражения при Чемульпо описан довольно подробно: « (1904 г.) 16 апреля, пятница. Погода была серая и холодная. Накрапывал дождь. Но настроение у всех было радостное. Из Севастополя прибыли командиры, офицеры и команды «Варяга» и «Корейца». Их встречали торжественно, как подобает героев: по всему Невскому шпалерами стояли войска и военно-учебные заведения. В 11 они прибыли к Зимнему; Я их обошел и затем они прошли церем. Марш. Наверху, в Белой зале приняли всех офицеров. Обед для нижних чинов был приготовлен в Николаевской зале на 620 человек. Обойдя столы, пошли в Концертную к завтраку. После этого долго разговаривали с офицерами. Разошлись в 3. Подъем духа был большой…» Вечером в Народном доме Николая II был дан праздничный концерт. Нижним чинам вручили золотые и серебряные часы, раздали ложки с серебряными черенками.

На аукционных часах выгравирована памятная надпись и принадлежность владельцу — «П.А.Ильинъ».


Петр Алексеевич Ильин, рулевой, участник сражения с японской эскадрой при Чемульпо, был легко ранен. За отличие в знаменитом бою получил знак отличия Военного ордена Св. Георгия 4-й степени, продолжил военную службу и уже в советское время, в 1954 году, был награжден медалью «За отвагу». В конце жизни Ильин проживал в Симферополе и умер в бедности. А его часы оценены в 500 000 рублей.

Среди Георгиевских крестов есть еще один крест с легендарной историей, выданный за Цусимское сражение комендору контрминоносца «Громкий» Петру Жижко.

Во время сражения миноносец практически затонул, и его капитан приказал покинуть корабль. Но Петр Жижко с товарищем из единственного орудия, остававшегося над поверхностью воды, сделали выстрел, нанеся японскому миноносцу тяжелые повреждения, и только после этого покинули корабль. Комендор Жижко упоминается в романе Новикова-Прибоя «Цусима». Георгий 4-й степени Петра Жижко оценивается в 150–200 тысяч рублей.



«Чаю воскресения мертвых»

Один из самых замечательных лотов аукциона — Знак 17-го Донского казачьего генерала Бакланова полка. Это единственный казачий полк, который имел собственный знак.

Знаки давались полкам после столетней истории или в результате особых боевых заслуг.

Знак появился благодаря доблестной службе генерал-лейтенанта Якова Бакланова, начинавшего свою воинскую службу рядовым казаком.

Храбрость Бакланова стала легендой как среди казаков, так и среди кавказцев, которые его очень боялись. Он был одним из тех людей, которые в самом деле выигрывали затяжную Кавказскую войну.

В январе 1851 года, когда 20-й казачий полк, находившийся под командованием Якова Бакланова, отправляли в Россию, генерал-лейтенант оставался воевать на Кавказе и командовать уже другим, 17-м полком.

В канун Крещения на имя Бакланова пришла посылка. В посылке оказалось небольшое знамя черного шелка, на нем была вышита Адамова голова и надпись из «Символа веры» — «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века. Аминь». По одной из версий, подарок был вышит монахинями Старочеркасского девичьего монастыря, а по другой — женами благодарных офицеров 17-го полка, вынужденных покинуть любимого командира.

Генерал Бакланов повесил это небольшое полотнище на пику. За ним всегда ездил очень крупный казак и возил это личное знамя. Довольно быстро Адамова голова на черном шелке стала «личным брендом» Бакланова. Один из современников записал в своих мемуарах: «Где бы неприятель ни узрел это страшное знамя, высоко развевающееся в руках великана-донца, как тень следующего за своим командиром, — там же являлась и чудовищная образина Бакланова, а нераздельно с нею неизбежное поражение и смерть всякому попавшему на пути».

Бакланова настолько боялись на Кавказе, что дали ему прозвище Дьявол. И он своим умением воевать оправдывал такое отношение.

Однажды к генералу подослали наемного убийцу-снайпера, о чем информаторы заблаговременно сообщили Бакланову. Бакланов, зная, где и когда будет ожидать его снайпер, в открытую выехал на холм. У снайпера дрогнула рука, и он не попал в цель. Пока убийца перезаряжал ружье, Бакланов, сидя на лошади, вскинул ружье и выстрелил, попав снайперу между глаз. После этого за Баклановым среди чеченцев укрепилась слава неуязвимого человека.

Впоследствии личный знак Бакланова официально, в качестве полкового знака, был дан 17-му казачьему полку, единственному из казачьих полков.

Умер генерал Бакланов в Петербурге, и на надгробье у него установлена та же Адамова голова, с той же надписью, что и на полковом знаке: холм, накрытый буркой, папаха и — знак. Позже прах генерала перенесли в Новочеркасск, и там восстановили памятник.

Что касается полкового знака, представленного в каталоге, то он известен в единственном экземпляре. До него коллекционерам попадались лишь солдатские полковые значки. Причем в основном это значки, не сохранявшиеся в нужных условиях в качестве семейных реликвий или предметов коллекций, а «копанные», извлеченные из земли. Офицерский знак — серебряный, покрытый позолотой и эмалью, а солдатский — бронзовый. И если солдатский знак сильно коррозирован, это означает, что много лет он пролежал в земле.

Стартовая цена офицерского знака в каталоге аукциона — 1,5–2 миллиона рублей.



Половина «Белого орла»

Один из самых дорогих лотов аукциона — Знак ордена Белого орла с мечами. Это весьма редкая награда. Орден состоит из двух частей — Креста (Знака) и Звезды, но в данном случае Звезды к Кресту нет. Тем не менее «половина ордена» стоит достаточно серьезных денег: стартовая цена — 7–9 миллионов рублей.

Советский период в каталоге представлен в том числе очень редким значком «Ораниенбауманские пулеметные курсы». Ораниенбауманская пулеметная школа была после революции создана на базе Офицерской стрелковой школы. Значок очень редкий, оценен в 3 миллиона рублей.

Советские значки как лакмусовая бумага передают странность и наивность послереволюционной эпохи. Среди них достаточно много как исторических свидетельств о формировании и развитии различных советских общественных, государственных и военных структур, так и курьезных, как, например, бронзовый с серебрением значок №98 «Ленинградская городская контора «Союзутиль».

Есть среди таких значков и трагические свидетельства эпохи — «Ударнику Ухтинцу». Под красным знаменем на значке изображена сторожевая лагерная вышка. Значок относится к разряду знаков правоохранительных органов СССР и предназначался для награждения ударников социалистического труда среди заключенных. Стартовая цена этого значка относительно невысока — 100–120 тысяч рублей. Он не относится к числу редких.

Суб header:  На майский наградной аукцион удалось собрать хорошие лоты
Рубрика : / аукционы
Свежий номер
№ 3(60) 2022
№ 3(60) 2022
;