Новости нумизматики, монетный рынок, драгоценные металлы, аналитика, эксперты
Введите название
Найти

Рынок скорее жив, чем мертв

Крестильный подарок Петра I

Одной из самых интересных монет аукциона стала полтина 1701 года — фактически, самая первая монета, появившаяся в российском обращении. При стартовой цене в один миллион рублей монета была продана в ходе торгов за 4 миллиона 700 тысяч рублей.

Еще один замечательный лот принадлежал также петровской эпохе — крестильная полтина 1702 года, представляющая собой нечто среднее между монетой и медалью.

Сегодня известно о существовании 4 новоделов «крестильной полтины».

«В XIX веке жалованные монеты, подобные полтине из каталога, получили название крестильных, — рассказывает Дмитрий Максимов. — По одной из версий, они дарились Петром Первым его крестникам, среди которых было немало и простолюдинов. В зависимости от веса и размера крестильная монета могла быть рублем, полтиной или полуполтиной. В собраниях Государственного Исторического музея и Государственного Эрмитажа находятся золотые новодельные «крестильные полтины», отчеканенные той же парой штемпелей, что и аукционная полтина. Аналогичная серебряная «крестильная полтина», происходящая из коллекции великого князя Георгия Михайловича, в настоящее время находится в собрании Смитсоновского института в Вашингтоне, в США».

Аукционная полтина была продана за 2 миллиона рублей, что для новодела является весьма высокой ценой.


Деньга 1762 года,
<br>с военной арматурой. Перечекан из полушки
<br>1757 года. Медь, 2,21 г.Из-за высокой цены осталась непроданной уникальная «деньга 1762 года». Это чрезвычайно редкая монета, известная по единичным экземплярам, присутствовавшим в коллекциях великого князя Георгия Михайловича и графа И.И. Толстого.

Стартовая цена деньги была установлена в 3,6–3,8 млн рублей.

Монета очень редкая, находившаяся в частных руках, ранее не была известна нумизматам, поэтому есть предположение, что она была найдена относительно недавно.

«Цена оказалась слишком высока для не очень хорошей сохранности и «непрочеканенности» монеты. Впрочем, рано или поздно такой раритет все равно будет куплен даже по высокой цене, — комментирует Дмитрий Максимов. — Уникальные экземпляры, подобные «деньге», по-прежнему появляются на аукционах, но из-за кризисного снижения цен их стало значительно меньше. В кризисные времена коллекционеры не видят возможности продать монеты по хорошей цене и придерживают стоящие вещи до лучших времен, пережидая кризис».



Рекорд одной бумажкой и «ведро уксусу»

На этом же аукционе была представлена значительная коллекция бон и совершена сделка, ставшая абсолютным российским рекордом и «серебряным» рекордом мирового и европейского рынков. За всю историю бонистики в мире сумма, за которую была продана какая-либо банкнота, была немного большей лишь единожды.

Билет (Депозитной кассы) Государственного коммерческого банка 50 рублей 1840 года, оцененный в 100–150 тысяч рублей, был продан, в результате торгов, за 3,8 миллиона рублей.

До недавнего времени было известно о четырех сохранившихся билетах этого выпуска. Билет, проданный почти за четыре миллиона рублей, стал пятым.

Цена на билет так фантастически поднялась потому, что на аукционе оказалось сразу три покупателя, желавших приобрети бону. Участники торгов, планировавшие приобрести билет для корпоративной коллекции, сдались достаточно быстро. Основная борьба разгорелась между двумя солидными коллекционерами. В результате билет коммерческого банка теперь находится в очень серьезной частной коллекции банкнот.

Также в разделе бонистики продавалась великолепная коллекция бон, так называемых «Квитанций коммерческого департамента морского министерства 1867 года».

По сложившейся практике, для того чтобы деньги, отпускаемые на питание матросов, не пропивались, капитанам судов выдавались специальные «квитанции». Этими квитанциями можно было рассчитываться в портах, а после торговцы могли получить в Морском ведомстве деньги взамен квитанций.

Особенно взлетела цена на квитанцию «Сухарей 100 пудов» — при старте в 20–30 тысяч рублей итоговая цена составила 420 тысяч рублей. Квитанции на «Ведро уксусу», «Пять ведер вина», «Фунт чаю» и другие съестные припасы тоже были куплены коллекционерами с большим удовольствием.



Монета из приличной семьи

Хорошим завершением аукциона стал последний лот — пробная советская монета серии 1967 года. В настоящее время известен единственный экземпляр этой монеты. Кроме того, в образовании итоговой цены свою роль сыграло происхождение монеты — ранее она находилась в коллекции известного немецкого нумизмата Рейнальда Кайма, а еще ранее — в коллекции известного советского нумизмата Д. Мошнягина. На сегодняшний день известно всего девять единичных экземпляров монет из пробной серии «Пятьдесят лет Советской власти» (включая монету из каталога аукциона), с разными номиналами и оригинальным дизайном рисунка штемпелей реверса и аверса. При стартовой цене в 1 миллион рублей монета была продана за 2 миллиона 200 тысяч рублей.

«Апрельский аукцион, пожалуй, прошел даже лучше предыдущего, — говорит Дмитрий Максимов. — Изменения коснулись состава участников торгов — инвесторы больше не покупают монет, на рынке остались только коллекционеры. В результате кризиса и оттока от рынка инвесторов цены на монеты упали в среднем на 30–50%».

Рынок коллекционных монет достаточно тесен, узок и консервативен. Численный состав покинувших рынок инвесторов относительно невелик. Но даже не очень большая по рыночным меркам сумма, например 50 миллионов рублей, изъятая из рыночного оборота или, наоборот, вложенная, оказывает существенное влияние на формирование цен. Тем не менее, считают специалисты, рынок скорее жив, чем мертв. Монеты сейчас продают только те коллекционеры, у кого возникает острая необходимость в деньгах. Но и их немало. Поскольку кредит на развитие или поддержание бизнеса сегодня получить и тяжело, и рискованно, многие коллекционеры вынуждены расставаться с монетами даже на невыгодных условиях.

Суб header:  В результате кризиса и оттока от рынка инвесторов цены на монеты упали в среднем на 30–50 %
Рубрика : / аукционы
Свежий номер
№ 3(60) 2022
№ 3(60) 2022
;