Новости нумизматики, монетный рынок, драгоценные металлы, аналитика, эксперты
Введите название
Найти

Подделать можно все. Вопрос – как быстро?


82_1.jpg


Почему, несмотря на современные системы безопасности и мониторинга, внедрение новых защитных комплексов и признаков, фальшивомонетничество (или проще – подделка) остается вполне реальной угрозой для банковского сектора экономики – и, конечно, большой неприятностью для граждан?
Разберем проблему по пунктам.

Причина 1:привычка экономить

Проблема фальшивомонетничества в большей или меньшей степени существует во всех развитых странах. Россия – не исключение. Несмотря на то что, по данным Центрального банка, с каждым годом количество выявленных в банковской системе поддельных денежных знаков сокращается (согласно годовому отчету Банка России, в 2021 году на 1 млн банкнот в обращении приходится всего шесть подделок) – мошенники вполне успешно находят лазейки для новых вбросов поддельных дензнаков.

Пожалуй, самая распространенная и простая схема сбыта фальшивых денег или банкнотоподобных изделий – терминалы.

Как таковых механизмов отслеживания подозрительной активности по внесению больших сумм в банкоматы, а после их быстрого изъятия не существует. По сути, на протяжении нескольких часов фальшивомонетчик может проводить одни и те же транз-акции с одним и тем же номиналом по внесению наличных, причем из них большинство – неуспешных, но системы банка так и не определят эту активность как подозрительную.

Далее фальшивые денежные знаки стекаются в инкассаторскую компанию, после чего информация о сбыте подделок передается регулятору и банкам. Спустя некоторое время публикуется информация о том, что такой-то вендер или терминал определенного типа «забрал» определенное количество фальшивок. Как правило, речь идет о старых устройствах. У них нет той степени защиты, которая сейчас установлена на новых терминалах, поэтому мошенники ищут такие банкоматы, а когда находят брешь в системе, переключаются на другие банки с идентичным типом устройств – и используют до тех пор, пока их преступная активность не становится подозрительной.
И так по кругу.

Причина успеха подобной схемы проста: банки не уделяют достаточно внимания мониторингу. К тому же, заметив слабые места в собственной системе безопасности, предпочитают не делиться информацией с конкурентами. А поскольку у каждого банка разные возможности противодействия фальшивомонетчикам, поддельные купюры продолжают заполнять терминалы.

Как правило, речь идет о кустарно изготовленных банкнотоподобных изделиях, которые в рознице так и не появятся. Это «модели денег», сделанные специально для автоматических устройств. Они внешне могут лишь отдаленно напоминать оригинал, зато обладать основными машиночитаемыми признаками. Для каждой модели валидатора изготавливаются свои поддельные «бумажки». Сбрасываются фальшивые купюры большими пачками, в относительно небольшой промежуток времени, и в этом плане позиция банков вполне понятна: настроить систему автоматического фрод-мониторинга для таких вбросов нерепрезентативно. Что же тогда делать? Вывод напрашивается вполне очевидный: перестать экономить на валидаторах.

82_2.jpg"Константин ХОТКИН, независимый эксперт:
«Если банкнотоподобные изделия изготавливаются злоумышленниками неофициально и подпольно, то это одна история. Если же банкнотоподобными изделиями начинает заниматься целая страна, то в этих изделиях будут все машиночитаемые признаки. Скажем, в некой стране на промышленном оборудовании изготавливали доллары (об этом ходили вполне обоснованные слухи). Государство, в котором их печатали, намеренно за этим не следило. 

Потому в России вся надежда на Гознак и на «незадекларированные» широкой публикой машиночитаемые признаки – это гарантия защиты от подделок».

Причина 2:технологическая база

Все современные банкнотоподобные изделия можно разделить на две основные группы: подделки, ориентированные на купюроприемные устройства, и подделки, ориентированные на сбыт «человек-человеку». В первом случае подделки могут выглядеть совершенно непредсказуемым и нелепым образом – например, как нагромождение обрезков,– но их инфракрасные образы совпадают с инфракрасным образом оригинальных банкнот. Такие образцы изготавливаются исключительно для терминалов со старыми модулями детекции.

82_3.jpg


Вторая группа фальшивок наиболее сложна для выявления. Важно помнить, что любой защитный признак можно подделать с той или иной степенью точности. И если при нынешнем уровне развития техники добиться внешнего сходства подделки с оригиналом несложно, то в части воспроизведения защитного комплекса фальшивомонетчики придумывают свои способы имитации и водяного знака, и защитных линий и прочих, казалось бы, неповторимых элементов. Даже несмотря на то, что в отечественных банкнотах – одних из самых защищенных в мире – встречаются сложные конфигурации выхода в нити, так называемые витражные окна, злоумышленники подделывают и их. Разумеется, не сразу. Например, такой защитный элемент, как микроперфорация, проявляющаяся в проходящем свете, подделывают не одно десятилетие. И если раньше на фальшивых знаках участки с микроперфорацией сразу бросались в глаза – были видны отчетливые вдавленности с одной стороны, а при проведении пальцем на этом месте ощущался рельеф, то на современных образцах их уже нет. Как отмечают эксперты, сейчас мошенники используют технологии подделки микроперфорации, уровень которых близок к оригиналу. Та же история с признаками, проявляющимися при изменении угла наблюдения и освещения. На первых подделках цветопеременных красок использовались различные виды лаков, пудры, тени. В результате получалось некое подобие изменения цвета. Сейчас же мошенники научились использовать реальные цветопеременные краски, поэтому исходный на оконечный цвет у них меняется практически так же, как на подлинной банкноте.

82_4.jpg"Алексей БЕЛОУСОВ, советник по защищенной полиграфической продукции, Совет профессиональных квалификаций при Президенте РФ:
«По отдельности все защитные признаки легко подделываются, но чтобы в комплексе, все в пределах одной банкноты – этого я пока не встречал»

Отличают российских фальшивомонетчиков и подходы к изготовлению поддельных денежных знаков. Например, если в Европе мошенники используют полиграфическое оборудование, то в России из-за сложностей приобретения подобных машин преступники научились модифицировать те же принтеры и сканеры, доступные в любом сетевом магазине бытовой техники. Сложно поверить, но, например, на струйном принтере мошенники научились печатать практически все валюты – начиная от рублей, долларов и заканчивая латами. А это значит, что все, на чем сейчас можно печатать, так или иначе может быть использовано при изготовлении денежных знаков. И все же чаще всего преступники применяют электрофотографию, струйный принтер и трафаретную или глубокую печать. Иногда этого достаточно, чтобы изготовить сносную подделку.

Конечно, кассовые аппараты в большинстве случаев отличают подлинные денежные знаки от поддельных, но ответственность с тех же работников торговли никто не снимает. По мере совершенствования технологий распознавания совершенствуются и технологии имитации защитных признаков. Поэтому сейчас в обычной фальшивой купюре эмитентно практически все. Есть и водяной знак, и защитные нити, и микротекст, и изображения, видимые в ультрафиолетовом и инфракрасном свете, и многие другие признаки. Остается это все выучить работникам тех же сетевых магазинов – но и здесь есть сложности. Например, как быстро научить того же кассира безошибочно определять защитные признаки банкнот, если на обучение, например, банковских работников уходит два дня?

82_7.jpg"Игорь МИЛОРАДОВ, независимый эксперт:
«Идет много разговоров, что фальшивки стало меньше, что фальшивомонетчикам стало невыгодно работать. Хорошо. Представьте, что у вас есть стиральная машина.

Она сломалась, вы ее отремонтируете и живете дальше. То же с фальшивомонетчиками: если у них есть оборудование, на котором они делают подделку, будут они прекращать на нем работать? Я думаю, вряд ли. Тем более, вспомните, сколько мы проходили периодов спада и роста фальшивки! Сейчас – да, спад. Но я посчитал, сколько оборудования применяется для изготовления поддельных денежных знаков. Оказалось, 40 разновидностей и даже больше. Это очень много. И это говорит о том, что у преступников достаточно оборудования для варьирования своей работы».

Причина 3:отлаженная преступная сеть

Современных фальшивомонетчиков отличает и более «продвинутый» подход к изготовлению банкнотоподобных подделок. В отличие от преступников 90-х годов, которые выпускали подделки низкого качества (причем подделывались не только банкноты, но и акцизные марки на алкогольную продукцию или, к примеру, талоны на проезд), нынешние не только регулярно совершенствуют свою техническую базу, но и, как полагают представители правоохранительных органов, обмениваются с «коллегами» полученной информацией. Только так можно объяснить тот факт, что подделки последних лет, несмотря на то что изымаются из разных мест, в технологическом плане практически одинаковы.

82_5.jpg


В подтверждение этой гипотезы Ольга Тушканова, руководитель отдела исследования технико-криминалистического и экспертного сопровождения расследований преступлений управления научно-исследовательской деятельности (Научно-исследовательского института криминалистики) Главного управления криминалистики (Криминалистического центра) Следственного комитета РФ, привела пример из собственной практики. Однажды ей удалось задержать мошенника, отвечающего за технологии производства поддельных денежных знаков. Он продавал в разные регионы страны компьютерный комплекс, в который входили струйный и лазерный принтеры, изображения банкнот, номера, а заодно и программное обеспечение – обычные графические редакторы Photoshop и CorelDRAW. А значит, можно предположить, что в структуре фальшивомонетчиков есть технически образованная группа специалистов, которая оснащает преступников новыми средствами подделки денежных знаков.

Кроме того, производство, хранение и распространение подделок достаточно трудоемкий процесс, один человек с этими задачами не справится, поэтому работают преступники исключительно группами, сообща. Благодаря жесткой координации действий фальшивомонетчиков сложно вычислить.

И все же, несмотря на заметный рост технических возможностей фальшивомонетчиков, создание новых каналов сбыта поддельных денежных знаков и скоординированности действий преступных групп, в 2021 году было выявлено 36 614 тыс. поддельных банкнот, что является историческим минимумом. Для примера: в 2010 году было выявлено 128 700 фальшивок. А это значит только одно: подделывать денежные знаки сейчас действительно не очень выгодно. Но времена меняются, и никто не сможет дать гарантии, что в России снова не появятся подделки – например, партии фальшивых денег иностранного производства, вброшенные на рынок ради подрыва стабильности денежного обращения. Такое не раз случалось в нашей истории, а история иногда повторяется.

82_6.jpg"Антон ПЛИНАТУС, заместитель начальника отдела почерковедческих экспертиз и технико-криминалистического исследования документов управления криминалистических экспертиз и учетов, Экспертно-криминалистический центр МВД России:
«Российские рубли защищены от полной подделки на 100%. Денежных билетов, в которых максимально была бы воспроизведена технология изготовления, мы не встречали. Основное направление фальшивомонетничества в этой области – мошенники стремятся добиться максимального визуального совпадения. Эти деньги максимально похожи на оригинал, но технологии их создания другие – это общедоступные копировально-множительные устройства и различные кустарные приспособления, которые позволяют имитировать те или иные защитные признаки».

Автор:  Мария ПЛЮХИНА
Рубрика : ВОДЯНОЙ ЗНАК / Технологии
Свежий номер
№ 3(60) 2022
№ 3(60) 2022
;