Новости нумизматики, монетный рынок, драгоценные металлы, аналитика, эксперты
Введите название
Найти

Игорь Ширяков: «Нумизматический рынок не сдается»


52_1.jpg
– Какой‑либо статистики, характеризующей объемы рыночного оборота монет дореволюционной России, в нашей стране не существует, – отмечает Игорь Ширяков. – Мы можем судить только о динамике спроса и предложения монет. Мне кажется, что в последнее время спрос на монеты среднего и низкого ценового уровня (не редких и не относящихся к высшим категориям сохранности) заметно снижается. Эту тенденцию можно проследить даже по данным аукционных каталогов. Возьмем для примера золотые десятирублевики времени Екатерины II  «нередких годов», цена которых за последние 3–5 лет для монет прекрасной сохранности (F – VF) снизилась раза в 1,5–2.

Можно привести и примеры монет, цены которых даже по сравнению с 2020–2021 гг. упали на 30% и более. Однако есть и такие монеты, цены которых не только снизились, но и продолжают расти. Самый свежий пример – рублевик 1707 г. с портретом Петра I работы Соломона Гуэна, который на последнем аукционе московской фирмы «Монеты и Медали», состоявшемся 9 апреля с. г. (лот 17), при начальной цене в 2–2,7 млн рублей был продан за 
17,5 млн. Растут цены на монеты XIX – начала ХХ в., выполненные в качестве «пруф» и «пруф-лайк» (с полированным полем и матированным рельефом), хотя, на мой взгляд, эти монеты никакой особой ценности с точки зрения нумизматики как науки не представляют, больше являясь «игрушкой» для любителей редкостей и «красивых» монет.

О тенденциях

В целом можно сказать, что нумизматический рынок пока «не сдается». Ни один из крупных антикварно-нумизматических домов, возникших до 2020 г., пока не прекратил свою деятельность. Будем надеяться, что нынешний трудный период российский нумизматический рынок сумеет преодолеть.

Падение спроса на одни и рост на другие монеты, конечно же, изменили состав рыночного ассортимента: от ценных монет люди не спешат избавляться в ожидании лучших времен. В этом смысле допустимо говорить, что рынок редкостей заметно оскудел. Аукционным домам, как кажется, все сложнее стало укомплектовывать свои торги топовыми лотами.

  Можно добавить, что в последние годы и даже месяцы персональный состав наиболее крупных покупателей монет на нумизматическом рынке (подразумевая, условно говоря, коллекционеров) существенно изменился. Конкретных фамилий, по понятным причинам, я назвать не могу. Но это так. При этом появились новые «игроки». Кажется, правда, что меняется и качественный состав участников рынка в сторону увеличения числа не коллекционеров, а инвесторов, рассматривающих покупку монет как выгодный вид вложения денег. Это наводит на мысль о том, что цены на монеты достигли некоего минимума, после которого можно ожидать ценового роста. Но пока об этом говорить рано.

1 рубль 1707 года, G. Портрет работы Соломона Гуэна. Серебро, 27.08 г Думаю, можно утверждать, что в целом интерес к монетам императорской России стабильно испытывает тенденцию к снижению. Но это – общая беда «коллекционерского» рынка в нашей стране. Некоторые популярные прежде виды коллекционирования явно угасают (например, коллекционирование почтовых марок – филателия, спичечных и иных этикеток – филумения). Это, как я понимаю, связано, с одной стороны, с расширением спектра культурных потребностей и возможностей населения (помимо коллекционирования, возникло много новых видов увлечений, каналов заинтересованного общения), а с другой – с некоторым снижением общего уровня благосостояния (у людей, располагающих свободным досугом и зачастую занимающихся коллекционированием с детства, например, пенсионеров, просто нет средств на пополнение коллекций). Число их единомышленников падает.


 Коллекции марок или значков, например, на собирание которых были потрачены десятилетия, становится трудно продать. И они рискуют быть проданными за бесценок, а то и вовсе оказаться на помойке, поскольку наследникам коллекционеров эти любовно собранные «сокровища» просто не нужны. Такое отношение к внушительной части нашего культурного наследия меня, как человека три с половиной десятка лет отдавшего музейной работе, не может не беспокоить, не огорчать.

О подделках

Количество подделок монет, фабрикуемых с целью продажи коллекционерам, неуклонно растет, и в этом нет ничего удивительного. Пока цена антикварных монет и медалей на рынке будет существенно превышать стоимость изготовления их подделок, фальсификаты будут появляться, а качество их исполнения будет расти. Хотя нынче нетрудно найти сбыт и для совсем примитивных подделок, что мы видели и видим по сей день на примере распространения широко разрекламированных и продаваемых через интернет напропалую расхваливаемых «прекрасных копий» (а на мой взгляд – ужасных) русских монет и медалей китайского производства, ввоз которых в нашу страну в середине 2010‑х гг. был поставлен на «широкую ногу».

Полтина 1721 года. Московский Кадашевский монетный двор. Серебро
  С современными «фальшаками» любого качества исполнения я постоянно сталкиваюсь в своей практической деятельности как специалист по распознаванию подделок. Бороться с этим явлением сложно, так как тех, кто занимается фабрикацией и сбытом фальшивок трудно «схватить за руку», а если такое и происходит – то трудно привлечь к серьезной ответственности как мошенников. Есть и такие торговцы монетами, которые и не хотели бы рисковать репутацией, но просто не умеют отличить современную высококачественную подделку от оригинальной монеты. И такие подделки, к сожалению, попадают в каталоги аукционов, а потом под видом оригиналов выкладываются на нумизматические порталы и сайты, вводя в заблуждение неопытных коллекционеров. Нужно, конечно же, совершенствовать методы изобличения подделок, готовить специалистов в этой области. Но, к сожалению, ни государство, ни частные нумизматические дилеры этой проблемой, требующей вложения средств, не озабочены. А ситуация, между делом, становится все более угрожающей, такой, что способна отбить интерес к монетам как памятникам нашего прошлого. Этого нельзя допускать.

Об исторических параллелях

Иногда говорят, что история повторяется. Может быть, это и верно, но только отчасти. Совершенно идентичной ситуации, как сегодня, на рынке коллекционных материалов в прошлом не было и быть не могло. В эпоху отсутствия интернета с его колоссальными возможностями для поддержки разного вида хобби личное общение коллекционеров между собой, обмен знаниями, коллекционными материалами превосходно служил целям организации культурного досуга, повышения собственного уровня эрудиции. Сегодня такие возможности ограничены. Хотя некоторые черты сходства с современной ситуацией можно наблюдать на примере развития антикварного рынка в России второй половины XIX – начала ХХ в. Фабрикацией подделок (копий) редких монет, например, в то время могли заниматься открыто частные штамповочные мастерские. Изготавливавшиеся ими подделки вполне устраивали невзыскательных любителей старины, относившихся к такого рода продукции как к дидактическому средству, наглядному пособию для воспитания юношества в духе любви к отечественной истории, что было модно в «разночинской» среде.

В советское время в собирании «царских» монет и тем более медалей могли усмотреть признак политической неблагонадежности, спекулятивных устремлений, а то и нарушение государственной монополии на валютные операции (продажа монет из драгоценных металлов подпадала под статью Уголовного кодекса и в 1970‑е гг. могла обернуться тюремным сроком с конфискацией имущества). Сегодня любые монеты из золота и серебра участвуют в свободном рыночном обороте. Более того, государство само активно выпускает монеты из драгоценных металлов, предназначенные как для коллекционеров, так и тех, кто готов поместить свободные средства в золото или серебро в форме инвестиционных монет или слитков.

О петровских реформах

1 копейка (1719 года).Пробная. Гурт надпись:«копейка монетнаго денежнаго двора». Новодел. Медь, 3,19 г

Обычно о новациях Петра I в области денежного дела говорят как об одной единой реформе, продолжавшейся с 1696 по 1718 г., хотя в рамках ее был осуществлен ряд мер, каждую из которых допустимо рассматривать как реформу. Достаточно вспомнить, что в ходе этой деятельности произошел отказ от чеканки вручную на расплющенных кусочках серебряной проволоки мелких архаичных копеечек и начался «машинный» выпуск монет европеизированного внешнего вида из меди, серебра и золота с полной линейкой номиналов от медной полуполушки (1/8 копейки) до серебряного рубля и золотого двухрублевика. Новые монеты, особенно крупных номиналов, были одновременно и наглядным средством пропаганды успехов России в области монетного дела, экономики, и способом внедрения в сознание народа нового летосчисления, гражданского алфавита, арабской, а не буквенной «цифири». Система денежного счета была унифицирована: вместо привычного для допетровской Руси исчисления в пределах рубля (счета на алтыны и денги) постепенно стала доминировать децимальная система подсчета сумм (1 рубль = 100 копеек), официально принятая в финансовом делопроизводстве с 20‑х гг. XVIII в.

Но главной причиной преобразований Петра в области монетарной политики были, конечно, увеличение доходов бюджета страны от эксплуатации монетной регалии, концентрация в руках государства как можно большей суммы средств для финансирования Северной 
войны, в ходе которой решался вопрос не только сближения с Европой на основе освоения западного опыта в области экономики, политики, культуры, но и вопрос укрепления суверенитета нашей страны, отведения угрозы превращения ее в полузависимую, полуколониальную страну, как это произошло в XIX в. с такими крупными, многонаселенными странами как Индия и Китай. Россия благодаря реформам Петра в то время справилась с колоссальной задачей. И до сих пор уже не раз вновь и вновь вынуждена возвращаться к ее решению. Согласитесь, эта тема сегодня актуальна как никогда.

О сценариях будущего

Отрыв от «нумизматической» жизни, если говорить о научных контактах профессиональных исследователей, работников музеев, экспертов в области нумизматики, нам, кажется, не грозит. При современных средствах коммуникаций заинтересованные в сотрудничестве люди всегда найдут способ поддерживать контакты друг с другом, обмениваться литературой, важной для них информацией.

Рынок монет от применяемых сегодня санкций страдает, конечно, в большей степени. Покупка монет за рубежом в наши дни находит препятствия и в связи с бойкотом российских клиентов, объявленным некоторыми зарубежными аукционами, из‑за трудностей оплаты в валюте зарубежных аукционных лотов, а также по причине сложностей, связанных с перемещением антикварных монет через российскую границу. В этой области нашей стране не хватает как выверенного опыта, правового обеспечения, так и грамотных специалистов, сотрудничающих с российскими таможенными органами. Можно посочувствовать музеям, которые испытывают немало беспокойств по поводу «арестов» и вполне вероятного невозврата в их фонды предметов, которые до февраля с. г. экспонировались во многих зарубежных странах. В целом российский рынок монет настолько широк и самодостаточен, чтобы можно было испытывать опасения за его будущее по причине нынешней попытки западных государств отгородиться от России неодолимой преградой, рьяно бороться против нашей страны. Судьба этого рынка зависит прежде всего от отношения к нему российских нумизматов – коллекционеров, дилеров, ученых. До тех пор, пока мы будем относиться к нему как инструменту, помогающему сохранять нумизматические памятники минувшего, поддерживать интерес к ним, к нашей истории, этот рынок будет существовать, не испытывая больших проблем.

«Условия меняются, перспектива остается»

Михаил Колосов, эксперт нумизматического рынка
Как уже отмечал Игорь Владимирович, сегодня редкие монеты – именно редкие – растут в цене. Все остальные, к сожалению, падают. Обеспеченные люди, которые покупали дорогие предметы коллекционирования, продавать их не спешат. Поэтому на рынке мало качественного дорогого материала, а если он и встречается, то цены зашкаливают.

Владельцы монет выжидают. Если раньше на покупку монет в основном тратили свободные деньги, то сейчас и монеты, и деньги придерживают, так как не понимают, что будет завтра. Думаю, что до конца года тенденция к удешевлению основного сегмента рынка коллекционных монет сохранится.



Очевидно, события на Украине сильно повлияли на рынок. В конце февраля – начале марта, например, золото резко подскочило в цене из-за курсовой разницы валют, и многие бросились скупать его, в том числе и в виде монет. Однако уже в начале лета те, кто купил «николаевские» десятки по 80–100 тысяч рублей, не могут продать их и за половину такой суммы. Сейчас средняя цена на нее – 45–50 тысяч рублей.

Здесь очень просто выделить вехи развития: до 2008 года был колоссальный рост – покупательский спрос быстро увеличивался, и любые монеты росли в цене. Тогда многие начали вкладывать деньги в монеты, полагая, что таким образом выгоднее накопить их «на старость». В 2008–2014 гг. баланс спроса и предложения был стабилен: цены монет испытывали лишь небольшие колебания. А сейчас многие люди, в начале двухтысячных имевшие зарплату в сотни тысяч и приобретавшие монеты среднего ценового диапазона (до 100 тыс. рублей), ныне оказавшись на пенсии или испытывая финансовые трудности, пытаются продать свои монеты – и тем самым подстегивают обрушение рынка. С конца февраля нынешнего года его падение ускорилось и, похоже, надолго. Чем все это закончится и когда мы достигнем дна, я пока сказать не могу.

Далее: условия покупки зарубежных коллекционных монет поменялись довольно сильно. Достаточно сказать, что оплата покупок усложнилась, так как они оплачивались в валюте. Мало того, некоторые иностранные аукционные дома, поддерживая антироссийские санкции, разослали письма о том, что они отказываются с нами сотрудничать.

Аукционный дом «Кюнкер», например, приостановил работу с российскими клиентами и даже заморозил счета в их «личных кабинетах». У каждого второго российского покупателя монет на фирме было заведено что‑то вроде банковской ячейки: имея в ней деньги, можно было в пределах ее делать текущие покупки. Сейчас этого нет.

Что касается покупки коллекционных иностранных монет, то сейчас практически невозможно из‑за трудностей в их покупке и доставке. Нельзя быть уверенным, что вы получите в руки приобретенный предмет. Поэтому многие воздерживаются от покупок. А тем временем иностранные дилеры теряют интерес к российским клиентам.

Западный рынок для нас закрыт – правда, остались открытыми преуспевающие страны Азии. Я знаю много коллекционеров, которые собирают китайские монеты. Недавно один из них рассказывал мне, что отправил на Китайский форум фото редкой монеты (любые монеты свыше 100 лет сейчас запрещены к вывозу согласно письму Минкульта от первых чисел марта), и там тысячи желающих ее приобрести теперь борются между собой. Даже странно, что при этом перетекание спроса с отечественных или западных (европейских и американских) монет на восточные в нашей стране не происходит.

Смысл инвестировать в монеты есть всегда. На любом рынке происходят свои взлеты и падения. В перспективе все равно виден рост. Приобретение монет – один из способов защиты своих накоплений, а тем более – капитала. Не зря говорят: если где‑то убыло, то обязательно где‑то прибыло. Одни разоряются, нищают, а у кого‑то появляются средства, чтобы «приобщиться к высокому», начать коллекционировать предметы антиквариата и даже гордиться коллекцией, создавая возможность широкого доступа к ней. Хороший пример подал Вагит Юсуфович Алекперов, создавший в Москве собственный нумизматический музей с прекрасной коллекцией. Хочется верить, что за ним последуют другие.

Вложение в монеты по‑прежнему помогает защищать инвестиции. Хотя многое здесь зависит от умения воспользоваться таким инструментом. Возьмем для примера обычные 5–10-рублевые монеты времени Николая II. 

Если вы купите их на длительный срок, рассматривая как инвестицию, и вам срочно понадобятся деньги по тем или иным причинам через несколько дней или недель, то с уступкой в 10–15 процентов вы легко и быстро продадите их тем же дилерам, у которых сами купили и получите «живые» деньги на руки. Об акциях такого не скажешь. За пару месяцев они могут подешеветь вполовину и более.

Добавлю немного и о подделках. Их на рынке становится больше с каждым днем, они становятся все более совершенными. При этом высококачественную подделку в принципе легко продать, например, скинув цену под предлогом острой нужды в деньгах. В крупных городах это сделать труднее, так как в них можно найти специалиста, способного распознать фальшивку. Но в городах российской «провинции» – это могу с уверенностью сказать – есть множество владельцев подделок, которые сами об этом не догадываются.

Автор:  Анна Кашурина
Рубрика : ГУРТ / Интервью
Свежий номер
№ 2 (59) 2022
№ 2 (59) 2022
;