Руководитель Гознака рассказал о тонкостях современного производства



Страницы: 1
RSS
Руководитель Гознака рассказал о тонкостях современного производства
 
www.rg.ru
19.04.2016
На разработку новых банкнот в 2000 и 200 рублей, выпуск которых анонсировал Банк России, уйдет не меньше года. Об этом в интервью «Российской газете» сообщил гендиректор ФГУП «Гознак» Аркадий Трачук.

• На новых банкнотах будут изображены города. Выбрать их смогут сами граждане. Есть версии, какие именно города будут представлены на выбор?
― В список может попасть любой город, а может, и регион нашей страны. В этом как раз основная задумка и состоит: попробовать привлечь людей к разговору о том, что бы они хотели видеть на новых банкнотах. Жители Владивостока, вы помните, уже выступали с идеей выпустить банкноту "Владивосток 2000". Похожее обращение было от екатеринбуржцев…

Вообще, решение привлечь граждан к выбору изображения на банкноте - очень правильное. Никто не умаляет заслуг художников и дизайнеров Центрального банка и Гознака, но нужно понимать, что это очень узкий круг специалистов. Чем больше людей вовлечено на этапе выработки идеи, тем более интересный результат может получиться.

Опыт проведения таких мероприятий есть. Идею оформления олимпийской банкноты мы нашли в ходе творческого конкурса с участием студентов Института живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина в Санкт-Петербурге. А как раз сейчас завершается конкурс на лучшую идею дизайна банкноты, посвященной чемпионату мира по футболу, который пройдет в России в 2018 году. К участию в этом конкурсе приглашены студенты и преподаватели творческих вузов в 11 российских городах, которые будут принимать у себя предстоящий чемпионат.

• Сколько времени может уйти на разработку дизайна и выпуск новых банкнот в две тысячи и 200 рублей?
― Точно не меньше года. Вероятно, даже несколько больше.

• Расскажите, из чего делаются современные деньги. Это ведь не просто бумага?
― Выражение "просто бумага" вообще не уместно для банкнот, потому что обычная бумага изготавливается из древесной целлюлозы, а банкноты - из целлюлозы хлопковой. То есть в основе банкнот лежит хлопок. Это повышает износоустойчивость, делает ощущение от банкнотной бумаги совершенно особенным, что важно как с точки зрения защищенности, так и с точки зрения тактильного восприятия банкнот.

Кроме собственно хлопковой целлюлозы в основе банкнот лежит и целый ряд других элементов. Это и защищенные нити, и специальные волокна, и так называемые конфетти, которые вносятся прямо в бумажную массу еще до изготовления собственно полотна бумаги. Из этих составляющих складывается совершенно особый способ защиты, который присущ только бумажным деньгам. Именно поэтому они по уровню защищенности объективно выигрывают, например, у пластика.

• За последние два года соотношение импортной и отечественной составляющей в наших деньгах как-то изменилось?
― Практически нет. Если говорить об основной составляющей - хлопке, то, к сожалению, природные условия не поменялись: хлопок по-прежнему в России не растет. Можно было бы рассмотреть переход с хлопка на лен, но это не самая продуктивная задача. Дело в том, что волокно в этом случае получается не того качества и бумага не столь удобной для производства банкнот.

• Однако такой вариант рассматривали?
― Только гипотетически. Но гипотетически можно много чего сделать. К примеру, производить банкнотную бумагу на древесной целлюлозе. Вопрос - нужно ли это делать?

Сегодня мы обеспечены хлопком в достаточной мере. Хлопок Россия в том или ином количестве все равно закупает, он нужен и для текстильной промышленности, и для целого ряда других задач. Тем более что мы в основном используем не совсем товарный хлопок, а хлопковые очесы - отходы текстильного производства. У нас достаточно высокие требования к этим материалам, но тем не менее есть целый ряд фабрик, которые готовы поставлять такие материалы.

• Это поставщики из Средней Азии?
― В том числе. Но есть и более дальние страны-поставщики: Египет, Пакистан…

• Что еще импортное есть в наших деньгах помимо хлопка?
― Немного защитных материалов, в частности некоторые краски.
На самом деле, если завтра потребуется выпустить банкноты полностью из российских материалов, мы сможем это сделать. С некоторым ухудшением тех или иных параметров качества, но эта задача нам по силам. Однако, на мой взгляд, мы сегодня имеем оптимальное соотношение российских и зарубежных материалов, которое позволяет выполнять главную задачу: выпускать в обращение высокозащищенные и износоустойчивые банкноты.

• Насколько подорожало производство наших денег из-за снижения курса рубля?
― Подорожали отдельные материалы. Но в целом стоимость производства не сильно выросла. По крайней мере, потребности в дополнительном финансировании нет - мы справляемся собственными силами. У Гознака достаточно активная экспортная политика, поэтому у нас хватает валютной выручки, чтобы покупать заграничные материалы.

• Что сейчас экспортирует российский Гознак?
― Бумагу, банкноты, технологии и совсем недавняя история - это интеграционные проекты в сфере идентификационных документов. Вот, собственно говоря, на чем мы концентрируемся в работе на международном рынке. Хотя в этом году еще появились продажи монет.

• Кому Россия их продает?
― Анголе, например. Кроме того, выиграли тендер на чеканку монет для Колумбии - сейчас находимся в фазе заключения договора, поэтому об этом уже можно говорить. Колумбия - новый рынок для нас. Очень интересный и важный, со своими особенностями. Несмотря на то что бизнес у нас вроде бы глобальный, похожих рынков до сих пор не было… Индийский рынок отличается от китайского. Они оба отличаются от Латинской Америки или от рынка арабских стран. Везде свои правила, подходы, традиции.

• В чем особенность Колумбии?
― В том, например, что контракт там надо подписывать, заверяя подпись отпечатками пальцев. Для нас, привыкших все вопросы решать с помощью экспресс-почты, это несколько непривычно.

• Сколько стран покупают у нас банкноты и банкнотную бумагу?
― Около 30 стран мы смело можем называть нашими заказчиками, которым мы поставляем продукцию в последние 2-3 года и с кем находимся в текущем взаимодействии. Готовые банкноты продаем в Йемен, Руанду, Лаос, Гватемалу, Ливан…

Есть два варианта заказов. Заказ на перепечатку, когда банкнота в обращении уже существует и нужно повторить дизайн. Таких заказов меньше, и мы, честно говоря, не очень охотно за них беремся. В этом случае возникает целый ряд вопросов, связанных с интеллектуальными правами других производителей защитных комплексов, и требуется отдельное согласование с ними. Естественно, не всегда все там проходит гладко, несмотря на то, что в целом у нас с нашими коллегами вполне рабочие отношения.

А те заказы, где требуется разработка дизайна в полном объеме, мы с удовольствием выполняем. Разрабатываем несколько десятков дизайнов ежегодно.

По банкнотной бумаге работаем с Нигерией, Эквадором, Канадой, Китаем. Давно работаем с Индонезией. Это старый рынок, который в свое время для нас был почти первым, очень важным опытом экспортных продаж. И до сих пор эта страна остается нашим заказчиком, мы ежегодно поставляем туда достаточно большие объемы бумаги. В ближайшее время ожидаем нового тендера. Рассчитываем, что выиграем, хотя конкуренция высокая.

• Западные санкции на отношения с партнерами не повлияли?
― И да, и нет. Нигде нет никаких официальных ограничений. Но некоторое напряжение, безусловно, в каких-то странах существует. Это такое локальное похолодание из серии "как бы чего не вышло".

Рынок банкнот, идентификационных документов, которые мы также изготавливаем, вообще сильно политизирован, потому что заказчиками выступают государства, национальные банки. Это приходится учитывать.

• Турция, страны ЕС, США, Канада у нас что-то покупают?

― По защитным признакам и по самим банкнотам есть достаточно жесткие ограничения. Например, производство евробанкнот возможно только в странах Евросоюза.

С другой стороны, в том же Евросоюзе есть частные производители, которые изготавливают банкноты для третьих стран. С ними мы активно взаимодействуем по самым разным поводам, начиная от обмена технологиями, заканчивая поставками отдельных материалов. Словом, если говорить об упомянутых вами странах, как о государственных институтах, то наше взаимодействие с ними крайне ограничено. Если говорить о бизнесе, который находится в этих странах, у нас достаточно хорошие и плодотворные контакты.

• Какая страна сегодня самая продвинутая в плане технологий изготовления денег?
― Все очень относительно. Я могу озвучить свою точку зрения. Я считаю, что совершенно особый подход к банкнотам у Швейцарии. В основе его лежит перфекционизм. Они хотят, чтобы швейцарские банкноты были лучшими со всех точек зрения. С точки зрения защищенности, с точки зрения дизайна, современного представления о Швейцарии. И им почти все равно, сколько стоит производство банкнот.

• И сколько у них это стоит?
― В Швейцарии эти сведения не публикуются. Как, впрочем, и во многих других странах. Но могу сказать, что по моим представлениям, цена отличается раза в три от того, что есть на российском рынке. Но при этом без всякой ложной скромности могу сказать, что тот уровень защищенности банкнот, который есть у нас, например, по крупным номиналам, отличается от швейцарского очень несущественно.

• Около 50 стран уже перешли на пластиковые деньги. Мы для себя закрыли этот вопрос?
― Этот вопрос нужно адресовать Банку России. Печатать банкноты на пластиковом субстрате мы можем: технология нам понятна, мы ее опробовали. Но пластиковый субстрат в России не производится. Целесообразность организации его изготовления для обеспечения исключительно российского рынка - мероприятие сомнительное. Кроме того, появление пластиковых банкнот требует изменения защитного комплекса, соответственно изменения вслед за ним всей контрольно-счетной аппаратуры по всей цепочке использования. Так что на данный момент нет никаких серьезных доказательств, что переход на пластиковые банкноты был бы экономически выгоден для России.

• Правда ли, что евро самая чистая и безопасная для здоровья банкнота, потому что ее покрывают специальным противомикробным составом?
― Понятия не имею. Мне вообще кажется, что это надуманная проблема.
Наверное, на банкнотах живут какие-то микробы. Равно как и на всех остальных вещах, которыми мы пользуемся.

С точки зрения политики Банка России, она в этом смысле предельно четкая: ЦБ проводит политику чистых денег, изымает загрязненные банкноты в ходе их обработки в своих подразделениях. Сильно загрязненных, похожих на тряпочки банкнот в России встретить практически невозможно.

• Но специальными составами от микробов наши банкноты не покрываются?
― Эксперименты были. Они показали, что это все не имеет сколь-нибудь решающего значения, а вот изготовление банкноты удорожает. Как, впрочем, и любая дополнительная опция.

• Заметно удорожает?
― Пять копеек на банкноту - это заметно или нет? Если считать в тех миллиардах штук банкнот, которые производятся, это все сразу становится очень серьезно.

Любое действие, которое приводит к дополнительным затратам, должно оцениваться по достигаемому эффекту или степени важности проблемы, которую мы пытаемся решить. Повторюсь, перед нами проблема защиты банкнот от микробов никогда серьезно не стояла.

• Вопрос про монеты. Лаос от них отказался и неплохо себя чувствует.
― Много кто отказался от монет. А в ряде стран наоборот выпуск монет поддерживают и считают это важным.

• И в России тоже?
― Я считаю, что в России монетами будут пользоваться до тех пор, пока это удобно: пока на монету можно что-то купить. А для низких денежных номиналов ничего более долговечного за последние тысячелетия не придумали.

• На 50 копеек уже ничего не купишь.
― Мы монеты меньше рубля сегодня практически уже и не чеканим. И чем дальше, тем меньше вероятность, что снова начнем это делать.

• Готов ли Гознак выпускать внутрироссийские паспорта в виде пластиковых карт, появление которых в свое время анонсировала Федеральная миграционная служба?
― Гознак, безусловно, готов. Более того, насколько нам известно, готовы и федеральные органы исполнительной власти, которые за эту программу отвечали, но в ней есть некоторые изменения.

Если решение о выпуске пластиковых паспортов будет принято, технически развернуть систему можно достаточно быстро. Но в любом случае, и это, наверное, правильно, было бы неплохо провести пилотный проект на базе нескольких регионов. Такая идея уже обсуждалась. Это позволит обеспечить соответствующий уровень надежности при распространении технологии.

• Пластиковые паспорта будут выпускаться с нашим чипом?
― При проектировании этого документа ориентировались на российскую микросхему. Я не думаю, что есть необходимость предусматривать здесь возможность какого-то другого решения.

Ведь чип - это не просто микросхема, которую можно купить на рынке. Это некий программно-аппаратный комплекс, который включает в себя соответствующее программное обеспечение, и он спроектирован специально для идентификационных документов. Естественно, его можно поменять на чип другого производителя, но потребуются временные и финансовые затраты, адаптация системы. Это нецелесообразно. Коль уж система спроектирована под российскую микросхему, нужно ее использовать.

• Гознак недавно запустил в Лаосе систему выпуска и обращения биометрических загранпаспортов. Подобные проекты в других странах будут?
― У нас в этом году завершается похожий проект по Абхазии. Только там речь идет о выпуске внутренних биометрических паспортов. Этот заказ для нас в числе важных.

Однако главная для Гознака задача на этот год - завершить акционирование. Мы рассчитываем, что в мае Гознак заработает как акционерное общество. Все необходимые документы со стороны Росимущества мы получили. Останутся лишь формальные процедуры, связанные с регистрацией выпуска акций, регистрацией юридического лица, открытием счетов.

• Какие новые возможности для Гознака откроет акционирование?
― По многим рынкам, на которых мы сегодня представлены, мы подошли к пределу органического роста. К примеру, вряд ли мы можем увеличить объем заказов на международном рынке в 3-4 раза. Там просто такого объема нет. И по другим направлениям примерно похожая ситуация. Поэтому для нас важно получить возможность расти не только органически, но и за счет вовлечения в свою орбиту других компаний и смежных бизнесов. Пока не буду комментировать наши планы по покупке той или иной компании. Сегодня мы намечаем периметр наших интересов. О конкретике можно будет говорить ближе к концу года.
Страницы: 1