Новости нумизматики, монетный рынок, драгоценные металлы, аналитика, эксперты
Введите название
Найти
О неизвестном проекте монетного двора на Стрелке Васильевского острова
О неизвестном проекте монетного двора на Стрелке Васильевского острова
Неизвестный архитектор. Фасад Монетного двора и план этажа с колоннадой. 1767 г. Тушь перо, кисть, акварель. 42х122 см. Инв. № ОР-12995

Сегодня Стрелка Васильевского острова с Биржей и Ростральными колоннами — визитная карточка Санкт-Петербурга. А ведь все могло выглядеть иначе, если бы в середине 18 века Екатерина II одобрила проект строительства нового монетного двора. На самой кромке у реки высилось бы монументальное трехэтажное здание, очень напоминающее французский Лувр. Почему же этому проекту не суждено было сбыться? О своем исследовании рассказывает хранитель коллекции архитектурной графики Эрмитажа Екатерина Орехова.

(Статья Сборника материалов VI международной научной конференции 18-20.10.2023 г., Санкт-Петербург)

В коллекции архитектурной графики Отделения рисунков Государственного Эрмитажа хранится комплект из семи чертежей, относящихся к Монетному двору. Один из этих чертежей — фасад Монетного двора, Г. Г. Гримм определил как проект Антонио Ринальди (ил. 1). Остальные шесть чертежей на долгие годы выпали из поля зрения исследователей. Гримм охарактеризовал их следующим образом: «Этот архитектурно очень слабый проект предусматривал постройку нового здания Монетного двора на Стрелке Васильевского острова с оформлением его фасадов в подражание Лувру Перро. Очевидно архитектурная беспомощность авторов была отмечена при представлении проекта на утверждение»1. Он высказал предположение, что Ринальди был приглашен исправить и улучшить проект, как это было со зданием складов на Тучковом буяне. И. Г. Спасский, который занимался историей петербургского Монетного двора, не упоминает об эрмитажных чертежах. Листы были приобретены в собрание Эрмитажа в 1894 г., одновременно с основным массивом проектов Ринальди2.

Ринальди, Антонио. Проект фасада монетного двора. 1764-1767 гг. Перо, кисть, тушь.443х880 ммИнв. № ОР-12994

Ил. 1: Ринальди, Антонио. Проект фасада монетного двора. 1764-1767 гг. Перо, кисть, тушь. 443х880 мм. Инв. № ОР-12994

Первый лист представляет собой фасад здания Монетного двора, фактически являющийся копией проекта восточного фасада Лувра (т.н. колоннада Лувра), построенного по проекту архитектора Клода Перро 1в 1667-1673 гг. (ил. 2, 3). На следующих двух листах изображен план Стрелки Васильевского острова с показанием существующих зданий, предполагаемого намыва и будущего здания Монетного двора (ил. 4). Еще 3 чертежа являются поэтажными планами здания (ил. 5, 6, 7).

Неизвестный архитектор.Фасад Монетного двора и план этажа с колоннадой. 1767 г. Тушь перо, кисть, акварель. 42х122 см. Инв. № ОР-12995

Ил. 2: Неизвестный архитектор. Фасад Монетного двора и план этажа с колоннадой. 1767 г. Тушь перо, кисть, акварель. 42х122 см. Инв. № ОР-12995

Гравюра Блонделя, Жака-Франсуа по рисунку Перро, Клода.Главный фасад Лувра со стороны Сен-Жермен Л’ОсеруаБумага, офорт. 50,5 х 119 смИнв. № У-573/2Гравюра на двух листах из книги: Architecture françoise ou recueil des maisons royalles, de quelques églises de Paris et de châteaux et maisons de plaisance de France bâties nouvellement. Paris, 1738.

Ил. 3: Гравюра Блонделя, Жака-Франсуа по рисунку Перро, Клода. Главный фасад Лувра со стороны Сен-Жермен Л’Осеруа. Бумага, офорт. 50,5х119 см. Инв. №  У-573/2 Гравюра на двух листах из книги: Architecture françoise ou recueil des maisons royalles, de quelques églises de Paris et de châteaux et maisons de plaisance de France bâties nouvellement. Paris, 1738.

Неизвестный архитектор План клиновидного участка земли. 1767 г.Тушь перо, кисть, акварель. 35,5х52 см Инв. № ОР-12996

Ил. 4: Неизвестный архитектор. План клиновидного участка земли. 1767 г. Тушь перо, кисть, акварель. 35,5х52 см. Инв. № ОР-12996

Неизвестный архитектор План с литерами НКIG. 1767 г.Тушь перо, кисть, акварель. 90,5х60,5 см Инв. № ОР-12998

Ил. 5: Неизвестный архитектор. План с литерами НКIG. 1767 г. Тушь перо, кисть, акварель. 90,5х60,5 см. Инв. № ОР-12998

Неизвестный архитектор План с литерами EFD. 1767 г.Тушь перо, кисть, акварель. 90,5х60,5 см Инв. № ОР-12999

Ил. 6: Неизвестный архитектор. План с литерами EFD. 1767 г. Тушь перо, кисть, акварель. 90,5х60,5 см. Инв. № ОР-12999

Неизвестный архитектор План с литерами ВСА. 1767 г.Тушь перо, кисть, акварель. 91х61 см Инв. № ОР-13000

Ил. 7: Неизвестный архитектор. План с литерами ВСА. 1767 г. Тушь перо, кисть, акварель. 91х61 см. Инв. № ОР-13000

К поэтажным планам прилагается подробная экспликация всех помещений на 12 листах (23 страницах) за подписями членов Берг-коллегии. Указания на архитектора нет. Чертежи выполнены тушью, отмывка тушью, раскрашены акварелью. Масштабная линейка в саженях. Все надписи на чертежах на русском языке. Под фасадом здания 3 подписи высшего руководства Берг-коллегии, под поэтажными планами и в конце документа с экспликацией по помещениям подписались все участники проекта (Приложение 1).

Берг коллегии и Монетного департамента президент Граф Аполлос Мусин Пушкин3

Берг коллегии монетного департамента член и депутат А. Нартов4

Берг коллегии Монетного департамента коллежский советник Иван Шлаттер5

Исходя из дат жизни и занимаемых должностей подписавшихся, проект можно датировать 1767 годом. В этом году граф Аполлос Эпафродитович Мусин-Пушкин стал президентом Берг-коллегии. Андрей Андреевич Нартов в 1767 году был избран депутатом Уложенной комиссии от Монетного департамента.

Как уже было сказано выше, решение фасада копирует Восточный фасад Лувра, отличаются лишь избранные статуи и сюжеты в медальонах, отсутствует сама галерея, но визуально на чертеже это незаметно. На нашем чертеже появляется рустовка в первом этаже. Колонны гладкие, а не каннелированные. На обоих чертежах во фронтоне изображена колесница Аполлона, отличается лишь композиция. Также свое символическое значение получили скульптуры, часть которых посвящена Екатерине II. В овальных медальонах под карнизом сюжеты, посвященные Петербургу, развитию горного и монетного дела. В центральном ризалите в петербургском варианте вместо входа устроена ниша, в которую помещена скульптурная композиция под вензелем императрицы. Фигура в короне держит медальон с профильным портретом Петра I. Фигура славы венчает медальон лавровым венком. Две женские фигуры стоят на земном шаре, на котором начертаны надписи «Россия \ Петербург». У ног их извергается рог изобилия и видна голова льва. Продольный фасад, обращенный к Большой Неве и ориентированный на Зимний дворец, имеет 23 оси. Торцевые фасады — по 19 осей. Судя по поэтажным планам остальные фасады имели аналогичное архитектурное решение.

Трехэтажное здание представляло собой замкнутый квадрат, с поперечным двухэтажным Т-образным корпусом. Угол здания, ориентированный на Зимний дворец, должен был располагаться вплотную к воде. Единственный вход (въезд) осуществлялся со стороны площади. Все окна выходили во внутренний двор, который был окружен обходными галереями во всех этажах дворца. Снаружи здание скорее напоминало крепость. Детально продуманные планы помещений позволяют нам судить об организации работы Монетного двора. Часть помещений была запланирована «про запас». Новый проект был масштабным, учитывал все аспекты организации производственного процесса. Здесь были продуманы все этапы непрерывной работы.

К началу царствования императрицы Екатерины II в Петербурге остро назрела проблема реконструкции и даже строительства нового Монетного двора. Петербургский Монетный двор был основан в 1724 году и находился на территории Петропавловской крепости в Трубецком бастионе. В середине 1750-х гг. для нужд Монетного двора передали еще и Нарышкин бастион, но и это не решало проблему. Санкт-Петербургский Монетный двор стал занимать все более важное место среди монетных дворов страны в середине XVIII века. С 1755 года на нем началась чеканка золотых монет. А с 1765 года Петербургский Монетный двор чеканил уже всю золотую и полноценную серебряную монету6. Неоднократные жалобы на тяжелые условия труда и плохое состояние помещений требовали перемен. «В С.-Петербурге де прежний Монетный двор в крайней ветхости и тесноте состоит, так что монетное дело с превеликой нуждой производится и не малая от той ветхости опасность обстоит… И ежели еще вдаль то продолжится, то и совсем оное монетное дело остановиться может»7. Еще в петровское время для работы машин использовались ветряные мельницы, но затем все откатилось назад и приводилось в движение конной тягой, а чаще всего людским ручным трудом. Как отмечает И. Г. Спасский, труд монетчиков был тяжелым и изнурительным, работа в темных, сырых и тесных помещениях пагубно отражалась на здоровье. Во время монетных переделов рабочая смена продолжалась неделю и до ее окончания ни один монетчик не имел права выйти за ворота Монетного двора. Отдыхали, спали, ели там же, где и работали. На такое же время вводились на Монетный двор и несли караульную службу солдаты, которые также были изолированы от внешнего мира8. Судя по представленным планам нового Монетного двора, порядок работ предполагался тот же, предусматривались помещения для отдыха как монетчиков, так и нары в комнатах для солдат. Машины же должны были приводиться в движение конной тягой, в то время как в Екатеринбурге, Москве и Сибири использовали силу воды и паровые машины. Большое внимание уделялось обучению новых поколений монетчиков: механических, пробирных учеников. Рисовальщики и медальеры ранее были в ведении Академии наук, а в проекте нового монетного двора предусматривалось место для их обучения и дальнейшей работы.

В 1757 г. в Сенат поступил проект устройства машинной мельницы и проект Монетного двора на новом «пространном и безопасном» месте. Для этого предполагалось купить дом канцлера Головкина на берегу Невы и Невки (ныне Петровская набережная), в 1760 г. проект все еще не был рассмотрен Сенатом9. В 1766 году под нужды Монетного двора усилиями И. А. Шлаттера Берг-коллегия получает бывшие палаты Тайной канцелярии в Петропавловской крепости10. В сентябре того же года они выселяют архивы Тайной канцелярии и занимают ее помещения11. Судя по прошениям Шлаттера, Монетному двору было очень тесно, подбирали помещения каменные, сухие, просторные, но нет никаких упоминаний о готовящемся грандиозном проекте нового здания.

Следующие попытки строительства, упомянутые И. Г. Спасским, относятся к 1796 году — проекту Монетного двора в Стрельне. Как известно, ныне существующее здание Монетного двора на территории Петропавловской крепости было построено лишь в 1798 году. Итак, для нового здания Монетного двора требовалось свободное место, безопасное как от пожаров, так и от грабежей, с удобным подъездом.

Что представляла собой Стрелка Васильевского острова в 1760-е годы? Почему было выбрано именно это место? Представить окружающую застройку нам помогает иконографический материал: гравюры Махаева, рисунки из т.н. стокгольмской коллекции Бергхольца, представляющие собой развёртку улиц Петербурга (как считается, не позднее 1746 года12, но к началу 1760-х гг. интересующие нас здания не сильно изменились), план Трускотта 1753 г. и, наконец, аксонометрический план Сент-Илера 1763–1767 гг.

Со стороны Большой Невы были здания Кунсткамеры и Академии наук (бывший дворец царицы Прасковьи Федоровны). «В первом этаже по центру располагалась книжная лавка, в западной части типография, в восточной — токарня и инструментальные мастерские, во втором — “Большая зала конференций”, по сторонам которого находились географический департамент, печатня, рисовальный, гравировальный классы, залы для занятий»13. На самом конце Стрелки, там, где она наиболее выдавалась в воду, далее находился театр фейерверков, представлявший собой помост, выступавший в воду. К 1754 году театр фейерверков прекратил свое существование, а к 1764 году был окончательно разобран14. Именно на этом участке и предполагалось построить новое здание Монетного двора. Место пустовало, уже были набиты сваи для укрепления грунта. С другой стороны вокруг были здания, принадлежащие Академии наук, с которой велось тесное сотрудничество, а также пристани, позволявшие выгружать металл, здание Гостиного двора и таможня.

Со стороны Малой Невы находились частные дворцы: барона Александра Григорьевича Строганова, тульского купца Демидова и князя Якова Алексеевича Голицына15, далее располагались таможня и торговый порт с пристанями и здание старого гостиного двора. Дом Строгановых был построен в начале 1720-х годов, до 1743 года дважды ремонтировался, сперва после пожара, случившегося от театра фейерверков, а потом после постоя турецкого посла. В 1747 году дом был арендован под нужды Академии наук. Именно сюда перевели службы из пострадавшего от пожара бывшего дворца Прасковьи Федоровны, и, как мы можем видеть, на рассматриваемом нами ситуационном плане, в 1767 году его уже все считали принадлежавшим Академии наук. Следующим по берегу домом владел Никита Акинфиевич Демидов. Дом достался ему после раздела наследного имущества в 1758 году. Начиная с этого момента, он неоднократно подавал прошения в Кабинет Ея Императорского Величества, в которых просил вернуть ему дом, куда после пожара 1747 года была переведена библиотека Академии наук и Кунсткамера по специальному указу Елизаветы Петровны и возместить убытки за использование, как это было у Строгановых16.

В 1762 г. была учреждена Комиссия о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы. В 1763 году был проведен конкурс на лучшую застройку Санкт-Петербурга17. План развития города Еропкина устарел, застройка улиц и набережных по типовым проектам начала XVIII века уходила в прошлое. По проектам комиссии осуществлялось регулирование застройки набережных малых рек и каналов, формирование архитектурных ансамблей центральных площадей. В 1764–1768 годах в комиссии были созданы планы застройки Адмиралтейских частей, Васильевского острова, Петербургской стороны, предместий за рекой Фонтанкой. Согласно плану застройки Васильевского острова, утвержденному в 1767 году, его территории делили на городскую часть, предместье и пригород. Граница города пролегла между 12-й и 13-й линиями. Предместье охватывало остальную застроенную часть по 2-ю линию, тяготеющую к берегу Большой Невы, и Галерное селение. Большие площади остались в «выгонных землях»18. Для облегчения работы комиссии И. И. Бецкой (с 1762 г., возглавлявший Канцелярию от строений) предложил создать аксонометрический план города, чтобы комиссия могла видеть реальное состояние застройки города, и представил Екатерине II французского картографа, математика и графика Пьера де Сент-Илера. Императрица идею одобрила и с 1765 года началась работа по составлению планов всех частей Санкт-Петербурга. Под руководством Сент-Илера работы велись до 1768 года, и с перерывами продолжались до 1773 г. под руководством Алексея Квасова и Ивана Соколова. Васильевский остров был отснят полностью. К сожалению, именно лист со Стрелкой утрачен. На сохранившихся фрагментах видны Кунсткамера и Академия наук, а также дома Строганова и Демидова, и застройка участков служебными строениями. Зато на плане хорошо виден процесс строительства здания Академии художеств — новые корпуса уже возведены сзади, а со стороны набережной еще стоят старые дворцы.

По плану развития Васильевского острова 1767 года Коллежскую площадь предполагалось завершить с восточной стороны расположенными полукругом зданиями19. Очевидно, создатели проекта Монетного двора знали о готовящемся плане застройки Васильевского острова, так как здесь уже намечены полукруглые здания, обрамляющие площадь, в центре которой оказывался павильон Готторпского глобуса, возведенный еще в 1750–1753 гг. На планах территории под литерой F как раз обозначены участки, предполагаемые к застройке новыми каменными строениями, что также привело бы к упорядочиванию имевшейся застройки, и оговаривается: «положенное по комиссии». Обращают на себя внимание и указания под литерами G и H: «G под желтою оттушевкою показаны берега, как оные ныне состоят с деревянною отделкою \ H Под синею оттушевкую значат берега не отделанныя». Комиссия о каменном строении непосредственно занималась строительством каменных набережных. Архитектурной частью заведовал архитектор Алексей Квасов. Главным архитектором Канцелярии от строений в это время был Ю.М. Фельтен.

На плане 1776 г. Рота сохраняется полукруглая застройка площади, но уже и следа нет от театра фейерверков, а о проекте Монетного двора на этом месте было забыто20. В 1783 г. начинается строительство Биржи по проекту Дж. Кваренги. Участок для строительства, ориентированный на Зимний дворец, был отведен согласно генеральному плану застройки этой части города, утвержденному в 1760-е гг.

Остается открытым самый главный вопрос: кто автор проекта? К сожалению, на данный момент не удалось найти документ, указывающий на архитектора. Уже упоминался А. Квасов, поместивший план здания Монетного двора на Стрелку Васильевского острова. К разработке фасада был привлечен А. Ринальди, который до 1784 года был главным придворным архитектором Екатерины II, но мы пока не можем определить степень его участия. В 1764 году по проекту А. Ф. Кокоринова и Ж.-Б. Валлен-Деламот начинают возводить здание Академии художеств.

На двух крупных архитекторах, работавших в Петербурге в 1767 году, хотелось бы остановиться чуть подробнее. Александр Филиппович Кокоринов (1726–1772) родился в Тобольске, учился у архитектора Я. Бланка, работал у архитектора Д. Ухтомского в Москве. В 1753 году перестраивал Мануфактур- и Берг-коллегии в Москве. В Москве покровителем молодого архитектора стал К. Г. Разумовский. В 1754 году переехал в Петербург и начал работать в команде С. И. Чевакинского. В 1762 году женился на Пульхерии Григорьевне Демидовой21 и породнился с богатейшей и влиятельной семьей. В 1765 году вернулся в Петербург после пенсионерской поездки ученик Кокоринова и Валлен-Деламота Василий Иванович Баженов (1737–1799) и начал поиски работы. Для получения звания профессора Академии художеств ему поручили создать проект увеселительного дворца в Екатерингофе. Проект не был осуществлен, чертежи неизвестны. В 1766 году создал проект дворца на Каменном острове для наследника престола Павла Петровича, расположив его на стрелке и ориентировав на русло Большой Невки. Как отмечают авторы монографии 1949 г. это был «предвестник Биржи Томона»22. Но скорее это говорит о том, что идея ориентировать главный фасад по оси главного русла витала в воздухе уже в 1760-е гг. В Петербурге Баженов успел создать проект училища для мещанских девиц23, и был отправлен в Москву в середине 1767 года. Активное каменное строительство в Петербурге, тесная взаимосвязь архитекторов, когда зачастую проект создавал один, строительство вел другой, а заканчивал третий, не помогают нам найти ответ на поставленный вопрос.

Откровенно копийный характер фасада наводит на мысль об инженере или художнике, работавшем при Берг-коллегии, возможно, проект требовалось представить срочно, чтобы не потерять место застройки, и авторы идеи придумали просто скопировать знаменитый фасад Лувра. Детально разработанные поэтажные планы с подробной экспликацией всех помещений говорят о тесном сотрудничестве с членами Берг-коллегии.

Что помешало осуществить проект? Можно лишь гадать: смерть И. А. Шлаттера, который скорее всего являлся главной движущей силой этого предприятия. Начавшаяся Русско-турецкая война 1768–1774 гг., оттянувшая средства. Может быть проект вообще не понравился императрице или даже не был ей показан. Весь 1767 год двор должен был провести в Москве, где начиналась работа комиссии по сочинению нового Уложения24.

Если бы проект Монетного двора был осуществлён, мы бы имели совершенно другой вид Стрелки Васильевского острова. Планировочное решение здания захватывало всю оконечность мыса, предполагало также намыв территории. Несмотря на то что главный фасад был ориентирован на Зимний дворец и продолжал линию застройки набережной Васильевского острова, был и фасад, ориентированный на главное русло Невы. Такое градостроительное решение опережало Биржу Тома де Томона почти на 40 лет. Вместе со зданием Академии художеств это был бы грандиозный ансамбль в духе французского классицизма.

Иллюстрации предоставлены Государственным Эрмитажем, Санкт-Петербург

© Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, 2023


1 Гримм Г. Г. Графическое наследие Антонио Ринальди // Труды Государственного Эрмитажа. Т. I Западноевропейское искусство. 1 // М.: «Искусство», 1956. С. 278.

2 Приобретен в 1894 г. у представителя фирмы «Посредник» Э. К. Гартье. Инвентарь Отделения рисунков.

3 Мусин Пушкин Аполлос Эпафродитович (1725–1771) — президент Берг-коллегии в 1767–1771 г.

4 Нартов Андрей Андреевич (1737–1813) — в 1767 году — депутат Уложенной комиссии от Монетного департамента. В 1766–1777 гг. — член Монетного департамента, а в 1777–1781 гг. — вице-президент Берг-коллегии, директор Горного училища (1777–1783, 1796).

5 Шлаттер Иван Иванович (1734–1780)  сын И. А. Шлаттера, с 1757 служил в Берг-коллегии при Монетном департаменте.

6 Спасский И. Г. Петербургский Монетный двор от возникновения до начала XIX века. К 225-летию. Л., 1949. С. 28.

7 Там же. С. 30.

8 Там же. С. 30–31.

9 Там же. С. 52.

10 РГАДА. Ф. 271. Оп. 1–2. Д. 1267, 1766. Л. 165–199.

11 Там же. Л. 172.

12 Станюкович-Денисова Е. Ю. Архитектура набережных Васильевского острова в начале царствования Елизаветы Петровны (по материалам Тессин-Хорлеманской коллекции) // М. В. Ломоносов и елизаветинское время: Сб. науч. статей по материалам конференции «М. В. Ломоносов и елизаветинское время», Санкт-Петербург, 14–16 апреля 2011 г. / Отв. ред. Т. В. Ильина. — СПб., 2011. С. 133; Краснолуцкий А. Комментарии. Архитектурные чертежи и планы Санкт-Петербурга (1730-е –1740- гг.) из коллекции Фридриха Вильгельма Берхгольца. Шведский национальный музей изобразительных искусств. СПб, 2017.

13 Станюкович-Денисова Е. Ю. Ук. соч. С. 129–130.

14 Краснолуцкий А. Ук. соч. С. 505–506.

15 Там же. С. 506–511.

16 Юркин И. Н. «...Хотя и тесен, все же достаточен»: (Дом Демидовых на Васильевском острове в судьбе Библиотеки и Кунсткамеры Академии наук) // Петербургская библиотечная школа, 2016, № 3. С. 104–105.

17 Семенцов С. В. Градостроительное развитие Санкт-Петербурга в 1703–2000-е годы. Диссертация на соискание ученой степени доктора архитектуры. Санкт-Петербург: СПБГАСУ, 2007. С. 85.

18 https://www.gov.spb.ru/gov/terr/reg_vasileostr/info/history/ (дата обращения: 30.05.2023).

19 Василеостровский район. Под редакцией Б. М. Кирикова. СПб, 2005. С. 180–181.

20 Новой планъ Столичнаго города и крепости Санктпетербурга. И. Лем, Х. М. Рот и другие. 1776 год. БАН, VVI/32–33; Градостроительное величие Санкт-Петербурга. 300 лет единой государственной градостроительной деятельности в Санкт-Петербурге. 1706–2006. Каталог выставки. СПб, 2006. С. 26–27.

21 Дядя супруги Никита Акинфиевич Демидов владел домом на Стрелке Васильевского острова, рядом с рассматриваемым нами участком, который достался ему после раздела имущества в 1758 году, имел собственные пристани для выгрузки металла.

22 Чернов Е. Г., Шишко А. В. Зодчий Василий Иванович Баженов. М., 1949. С. 49. Дворец начали строить в 1776 г. году под руководством Фельтена. Баженов писал впоследствии, что его идеи «украли».

23 Здание возводилось Ю. М. Фельтеном.

24 С мая по июнь 1767 года императрица путешествовала по Волге (от Твери до Симбирска).

Автор: Екатерина Орехова, Эрмитаж, Санкт-Петербург
Подписаться на новости
Раз в месяц мы присылаем вам новости на почту

Свежий номер
№ 4(65) 2023
№ 4(65) 2023
;