«Чистота» коллекции – залог здоровых инвестиций

Любой собиратель в потенциале является инвестором не только в финансовом, но не в меньшей степени в информационном и историческом плане
«Чистота» коллекции –  залог здоровых инвестиций

Одним из самых ярких и кратких докладов, прозвучавших на прошлогодней конференции
COINS-2016, стало выступление почетного президента Региональной общественной организации «Клуб любителей нумизматики» Владимира КАЗАКОВА. Сегодня, накануне новой конференции COINS, мы публикуем основные тезисы этого доклада.

Сегодняшняя ситуация в российской экономике вынуждает сделать определенную паузу, осмотреться и расставить приоритеты и акценты в собирательском деле.


Монету надо рассматривать как некий исторический артефакт, отражающий эпоху, в которую эта монета была выпущена, поэтому всякая фальсификация (подделка) монеты искажает исторические реалии.


Стремительное развитие технологий в производстве монет, помимо всего позитивного, вносит и определенную тревожность.


Прежде всего это относится к определению подлинности предметов собирательства. Хотим мы этого или не хотим, но, как показывает мировая общеисторическая практика, коллекционирование в «чистом виде» воспринимается сегодня как некая утопия. Так или иначе любой собиратель в потенциале является инвестором не только в финансовом, но не в меньшей степени в информационном и историческом плане.


Алгоритм достаточно прост. Сначала это собирательство в «чистом виде». На этом этапе человек, как правило, еще именно собиратель, причем достаточно «всеядный». Затем, по мере накопления материала, круга общения, специальных и исторических знаний процесс (для каждого индивидуально) становится инвестиционно привлекательным и начинает приносить желаемые дивиденды. То есть налицо переход количества в качество. И здесь личностные качества каждого коллекционера проявляются достаточно отчетливо. Как мир не делится на черное и белое, так нет и четких границ между коллекционерами, инвесторами и дилерами. Все мы в разное время выступаем в этих ипостасях.


Сама же сегментная структура нумизматического рынка стала более отчетливой:


Предметы высокого уровня (по сохранности и редкости) стоят очень дорого и мало зависят от рыночной конъюнктуры.

Рынок предметов среднего звена более волатилен. И хотя информационная и историческая значимость этих предметов не ослабевает, финансовая сторона вопроса выступает на первый план, и риски потерь возрастают.

Цены же в нижнем регистре в силу их незначительности мало влияют на весь рынок, но создают определенную массовость. Какие‑то выбросы в сторону ценового роста возможны за счет исключительного, эксклюзивного состояния предмета. Всплеск этот сегодня очевиден при собирательстве монет советского периода чеканки.


Все три перечисленных сегмента нумизматического рынка уязвимы. Сегодня можно смело сказать, что рынок фальсификата сравним по объему с рынком подлинных предметов. Можно ли каким‑либо образом замедлить этот процесс? Думаю, что да.


Сегодняшние технологии позволяют производить подделки высочайшего уровня, причем качество их изготовления приводит в замешательство даже самых квалифицированных экспертов. Поэтому примерно последние лет десять в нашей стране применяются не только искусствоведческие методы экспертизы, но и технико-технологические. Однако если искусствоведческая экспертиза достигла высокого уровня благодаря высокой квалификации, большому фондообъему ведущих музеев и крупных частных коллекций, то технические способы идентификации развиты слабо в силу их достаточной дороговизны и отсутствия необходимого количества узких сертифицированных специалистов. Ясно, что работать на приборе можно научить и научить быстро почти любого, но понимать смысл производимых измерений, делать правильные выводы и свести результаты в систему сможет только человек со специальным профильным образованием.


Еще один немаловажный акцент – экспертное мнение не может и не должно быть безальтернативным, только коллегиальным. Иначе – тупик.


Я убежден, что сегодня на первый план при определении подлинности выдвигается провенанс – то есть доказанная история происхождения предмета, свое-образная его биография. И чем она длиннее по времени, тем лучше.


Впрочем, рынку нужны не только экспертные оценки, но и юридические и финансовые гарантии (страховка) в случае ошибочных мнений.


Попытка организовать экспертное сообщество была предпринята в 2013–2014 годах на базе Национального института независимой экспертизы (НИНЭКС), организацией которого я занимался и руководил в течение года. Но на практике эта структура, в силу ряда причин, не была востребована рынком. Так что вопрос создания экспертного сообщества на постоянно действующей основе на сегодняшний день остается открытым.


То же можно сказать и специализированной литературе. Сегодня в книжных магазинах – огромное количество различных каталогов, книг, брошюр и даже словарей. Некоторые из них не только откровенно компилятивны, но часто безграмотны и вредны, особенно для начинающих. 


<<< Возврат к номеру