Свежий номер

№36 (03) 2016

Видео о монетах
«COINS, несомненно, способствует развитию монетного рынка»
Реклама


70-летие победы

Gold10.ru/Статьи/Монеты, которых не было
21 Мая 2010
Монеты, которых не было
Вышла книга, посвященная советским пробным монетам

Долгое время монеты, которым посвящена новая книга известных российских нумизматов Дмитрия Ушакова и Андрея Федорина «Монеты Страны Советов. Пробные монеты», были в советской нумизматике очень востребованными, но — как бы не существовавшими. Они не выходили в тираж и теоретически не могли появиться у нумизматов. О пробных монетах практически не упоминалось в каталогах, о них не писали статей, и тем не менее они всегда были самыми ценными экземплярами частных коллекций.

О пробных советских монетах, написании книги и судьбах советской нумизматики «Золотому червонцу» рассказывает один из авторов книги, эксперт нумизматической фирмы «Монеты и медали» Андрей Федорин.

Всем миром

— Получилось так, что материал собирался гораздо дольше, чем писалась сама книга. Анализировался и собирался по крупицам, по маленьким «монетным участкам», по одиночным экземплярам монет. Собирались любые сведения о достоверном их существовании.

Книгу мы писали совместно с Дмитрием Львовичем Ушаковым, который является одним из крупнейших коллекционеров советских пробных монет. Он является обладателем очень большого количества таких монет.

Я коллекционирую советские монеты около 35 лет. Последнюю четверть века я собирал информацию и о пробных монетах. На эти годы пришелся особенный период жизни нашего государства — 90-е годы, тотальное обнищание россиян, в том числе и коллекционеров-нумизматов. Люди стали продавать монеты, чтобы как-то прожить, и на нумизматическом рынке стали появляться экземпляры, которые раньше вообще не встречались и никогда не были опубликованы. Помимо пробных монет, появились и первые полированные советские монеты. В это время и удалось собрать обо всех этих монетах дополнительную информацию.

Все это время шла переписка с крупными коллекционерами, в результате в книге есть информация о пробных монетах из коллекции Ю. А. Лебедева, владельца многих 50-копеечных пробных монет 1956 года. Валерий Юрьевич Сорокин также является очень крупным коллекционером советских монет с коллекцией, включающей много пробных монет. Этим и многим другим людям в книге мы выразили благодарность за то, что они разрешили написать о принадлежности монет к их коллекциям. Обычно наши коллекционеры таились и скрывались. Только в последние годы собиратели стали легче дышать. К тому же большинство коллекционеров, давших нам разрешение на публикацию сведений, сегодня являются по-настоящему состоятельными людьми, которые могут обеспечить сохранность своей коллекции и не бояться огласки. Хотя до сих пор остались и такие коллекционеры, которые попросили написать о монетах, представленных в книге, «из частного собрания», без указания персональных данных.

Но надо сказать, что только на основе частных собраний книгу было бы не написать. Потому что про какие-то монеты было известно, что они находятся только в государственных собраниях. И во многих музеях нам пошли навстречу. Например, мы получили сведения о пробных монетах из Музеев Московского Кремля (это были сведения о различных вариантах пробных полтинников 1941 года, опубликованных и находящихся у них на хранении). Мы контактировали с Эрмитажем и с музеем «Гознака». При этом нам разрешили некоторые предметы сфотографировать и описать.



«Предкнижка» Нестора-летописца

— Дома у меня до сих пор лежат — на отдельных листах со вставными фотографиями — самодельные материалы по пробным монетам. Поскольку и с плотной бумагой в начале моей деятельности была напряженка, то начинался мой каталог со всем памятных перфокарт. На каждую монету заводилась перфокарта. В прорези я вставлял фотографию монеты, которую удавалось сфотографировать, измерить и взвесить, то есть писал все известные о монете сведения… Так перфокарта становилась «каталожной карточкой». В результате у меня дома лежит предварительный каталог, своего рода «предкнижка» по пробным монетам.

Я сделал этот каталог для себя. И ходил со своей книжицей по разным «грибным» нумизматическим местам. И все, кто видел эту книжицу, завидовали: «А как бы достать такую?» Получилось так, что я смог размножить эту «свою книгу» на ксероксе в количестве 20 экземпляров, так что у кого-то, может быть, она и осталась в том, первоначальном варианте.

Возможно, я чувствовал себя при этом своеобразным Нестором-летописцем. Ведь информации по советским монетам было крайне мало. Журнал «Советский коллекционер» издавался тиражом в 10–15 тысяч экземпляров. Для советского времени это была капля в море. Например, я собирал книги (зарубежную фантастику), которые выходили тиражом 200–300 тысяч экземпляров. И даже этого количества было очень мало, и такие книги было очень трудно достать. Не говоря уже о журнале «Советский коллекционер», который для большинства советских нумизматов был вещью труднодостижимой.



Смертельный номер

— О пробных монетах никогда нельзя было в советское время ни говорить, ни, тем более, писать и публиковать сведения. Все, что касалось денег, было всегда достаточно закрытым знанием.

К тому же большинство пробных монет в свое время были просто украдены кем-то и как-то.

Вот почему пробников 30–40-х годов прошлого века крайне-крайне мало. Потому что никто не хотел рисковать. Думаю, тогда дело бы не ограничилось лагерями, могли и к стенке поставить за такие дела. Так что пробный материал обычно штучный. Но он одновременно и очень экзотический, красивый, редчайший, чем и привлекает к себе коллекционеров.

Часть монет, действительно предназначенных для утверждения и не прошедших этого утверждения, могла остаться на память у каких-либо высокопоставленных людей, в их семьях. И, соответственно, потом она могла оказаться в коробочке со всякими там штучками-дрючками — нитками-наперстками и пуговицами, как обычно бывает. Но такой путь монеты к коллекционеру, скорее всего, исключение, а не правило. И этот путь можно назвать «путем сверху». Но более распространен «путь снизу».

Есть такая монета — «вигилевский гривенник». Это очень интересный пример нумизматической находки. Монета вошла в историю советской нумизматики по фамилии коллекционера, который нашел эту монету… изъяв ее из обращения! Он просматривал монеты, находившиеся в обращении, искал монеты определенных годов выпуска и вдруг нашел гривенник, коренным образом отличающийся от остальных монет.

Этот гривенник был датирован 1933 годом, а дизайн оборотной стороны этой монеты соответствовал оформлению монет 1935 года. Оказалось, что это случайно попавшая в обращение пробная монета. При этом она не слишком отличается от тиражной. Просто ее лицевая сторона не соответствует оборотной стороне по году выпуска. Монета была тертая, достаточно долго походившая в обращении. При этом она до сих пор уникальна. Неизвестно, есть ли такие монеты в государственных собраниях. Сегодня доподлинно известно лишь об одном «вигилевском гривеннике», находящемся в частной коллекции Евгения Михайловича Фролова. Это старейший российский нумизмат. А в коллекцию к Фролову «вигилевский гривенник» попал, минуя пять или шесть ведущих коллекций, включая также коллекцию Давида Исааковича Мошнягина, родоначальника каталогизации советских монет. Вот такая интересная судьба у монеты. А попасть в мешочек с тиражными монетами на монетном дворе гривенник мог и случайно — уж очень похож он был на эти самые тиражные монеты.



Срез сталинской реформы

— Откуда в принципе берутся пробные монеты? Существует достаточно хорошо прослеживаемый ряд от проекта, рисунка и до «живого» предмета, который пошел в обращение. И вот на этом пути с различными ответвлениями разрабатывался, например, один дизайн с разными модификациями рисунков (здесь звездочки, здесь — без звездочек, с кантиком, без кантика, с ободочком, без ободочка). Сначала выполнялись такие рисунки. На их основе уже делали лепку, с лепки делали первичные маточники, с них снимали копии, делали пробные штемпеля, а с них уже — пробные оттиски, возможно, сначала не в своем металле, который предназначался для хождения, а либо — в мягком металле, либо — в меди. Например, для проб серебряных монет часто делались их оттиски в меди, бронзе. И уже эти оттиски и представлялись на одобрение свыше. Что-то отметалось сразу. Этот предмет уже не мог появиться в тираже. А когда монета одобрялась, в момент одобрения в тираж она переставала быть пробником, потому что ее уже размножили.

Допустим, принимают один из пробных вариантов. И этот пробный вариант идет в тираж. И часто его уже нельзя отличить от тиражной монеты. Но иногда бывает и так, что за счет маленьких отличий он все равно является пробной монетой и все-таки отличается от своих братьев, которые пошли миллионными тиражами. Но такие отличия заметны, конечно, только опытному нумизмату с большим стажем.

Наша книжка и написана как раз для того, чтобы люди имели возможность посмотреть, как выглядят пробники, чем отличаются от тиражных монет, узнать историю тиражной монеты через ряд пробников.

Например, по советским монетам очень заметна подготовка к денежной реформе, начиная от сталинского времени (с 1953 года) до 1961 года. Сначала разрабатывался дизайн монет, потом отрабатывался металл для монет на уже одобренном дизайне. Например, на одном одобренном дизайне могли отрабатываться 50 разных металлов. Есть множество пробных монет с разными клеймами. Просто по всем номиналам велели начеканить большое количество вариантов.

Потом уже из этого ряда выбирался один металл, и уже неклейменые монеты отправляли на одобрение.

Первая тиражная чеканка монет именно с таким измененным дизайном монеты была произведена только в 1958 году. Частично пробные монеты 1959 года были начеканены еще в меньшем количестве, что до сих пор представляется необъяснимым фактом. В 1958 году было начеканено действительно много монет, а реформа задержалась по времени. И тиражные монетки в итоге пошли с датой «1961». А монеты 1958–1959 годов остались на память коллекционерам и в качестве свидетельства об этапах подготовки денежной реформы. Соответственно, в книге мы постарались показать и этот срез эпохи должным образом.



Криминал

— Нумизматы всегда испытывали определенное давление со стороны криминала. Людей грабили и до сих пор грабят. Сейчас хотя бы можно по базе данных редких монет, по фотографиям определить владельца монеты. Это, конечно, происходит в том случае, если владелец побеспокоился переснять все свои монеты и в базе где-то их держит. При этом я знаю людей, которых ограбили раньше, чем они успели это сделать. И эти коллекционеры видят, что их монеты продаются, но доказать принадлежность монет уже практически невозможно.

Когда ограбили крупного коллекционера Давида Исааковича Мошнягина в середине восьмидесятых годов, его монеты появились на одном из крупных зарубежных аукционов, и их владельцем стал немецкий коллекционер Рейнольд Кайм. А доказать ничего нельзя было. Монеты не были персонифицированы.

А ведь мошнягинские античные золотые монеты сравнивались с коллекцией Британского музея. И пробные советские монеты собирались Мошнягиным больше в качестве хобби, но тоже были крайне редки и бесценны. Факт обращения в милицию был. Когда монеты появились на аукционе, коллекционеры наверняка знали, что это украденные монеты. Но железный занавес и полное непонимание того, кому и каким образом доказать факт кражи, привели к окончательной утрате коллекции. Тем более что публиковать официально данные о пробных монетах в то время было нельзя. Потому что официально никаких пробных монет как бы не существовало.

Соответственно, получалось, что и собирать пробные монеты было нельзя. В случае чего коллекционер должен был объяснить, почему пробные монеты находятся у него в коллекции и как они туда попали. Например, выходил каталог в журнальном варианте, Дашевского и Мошнягина, по советским монетам. И они там написали, что планируется выпуск каталога по советским пробным монетам. Но «компетентные органы» у них сразу спросили: «А что это вы планируете писать по монетам, которых нет? И вообще, где вы взяли о них сведения и что это такое?!» И этим людям пришлось несладко, хотя Дашевский был заслуженным человеком и бывшим узником фашистского концлагеря, а Мошнягин — ученым с профессорским званием. Поэтому к ним не стали применять санкций. Но каталог по пробным монетам опубликовать не дали, предложив забыть о таком предмете, как пробные монеты.

Более того, в советские годы коллекционер не имел права хранить у себя в собрании золотые монеты — они являлись собственностью государства. Поэтому, наверное, многие коллекционеры собирали «простые советские монеты». Это даже было в какой-то степени патриотично — монеты несли на себе советскую символику. И если такие коллекционеры не переступали за черту и не начинали, например, интересоваться пробными монетами, то их особо не трогали. А вот те, кто занимался российскими монетами — старыми, дорогими и редкими, инвестиционного плана, получали и серьезные сроки.

И несмотря ни на что все равно наши коллекционеры занимались отечественной нумизматикой, которая хорошо помогала отвлекаться от муторности бытия.



Завершенная серия

— Данные для книги собирались нами на протяжении десятилетий, но собственно на написание книги ушло около трех лет. Тем не менее этот материал все равно не претендует на исключительную полноту сведений.

Благодаря усилиям Евгения Владимировича Юрова, главы фирмы «Мастервижн», издающей книги по советским монетам, появление книги о пробных монетах стало закономерным завершением целой книжной серии. В ней уже были изданы книги по обычным тиражным монетам, монетам специального чекана, по юбилейным монетам из недрагоценных металлов и, наконец, по монетам из драгоценных металлов.

Моя первая книга по тиражным монетам выдержала уже три издания, и могу без ложной скромности сказать, что она пользуется любовью нумизматов.

Время не стоит на месте, и иногда случаются какие-то находки, появляется новая информация о монетах. Так что четвертое издание будет отличаться от первого исправлениями и дополнениями. В этих изменениях зафиксированы новые находки, проанализирована редкость предметов — она изменяется. Ценовые порядки приводятся в соответствии с реалиями текущего времени — коллекционеры ведь очень любят знать что почем.

Затем в соавторстве с Леонидом Петровым, очень крупным собирателем советских монет, и базируясь на коллекции Леонида Федоровича, мы смогли выпустить книгу по тиражным монетам специального чекана. Это те монеты, которые были начеканены специально для коллекционеров — советские полированные монеты первых лет советской власти и монеты специального чекана периода 30–50-х 
годов прошлого века, выпущенные в очень ограниченном количестве. Было отчеканено буквально несколько десятков комплектов для очень высоких лиц и гостей государства. И затем было осуществлено изготовление годовых наборов с 1961 по 1991 год, более многотиражных, описание которых тоже вошло в эту книгу.

По юбилейным советским монетам было выпущено две книги — о монетах из недрагоценных металлов (авторы — Широков, Золотарев, Сорокин) и о юбилейных памятных монетах из драгоценных металлов (автор — В. Ю. Сорокин).

Что касается последней книги о пробных монетах, хотел бы особо отметить, что, несмотря на то что авторами обозначены Ушаков и Федорин, на самом деле — это труд очень многих собирателей. Мы делали эту книгу для людей, для коллекционеров. Старались сделать максимальное качество хороших картинок, прорабатывали цветовую гамму, чтобы монеты выглядели «как в жизни». Ведь многие коллекционеры не смогут увидеть эти монеты нигде, кроме как на фотографиях, — не каждый же пригласит к себе домой полюбоваться на 2–3 пробные единичные монеты. А в этой книге собрано более 500 пробных монет.



«Сидение с копейками»

— Сам я фотограф с сорокалетним стажем. Занятие фотографией подразумевало постоянное «подхалтуривание» в советские времена. Я постоянно старался пополнить семейный бюджет какими-то сторонними заработками. А в начале 90-х продолжал активно заниматься монетами, потому что эти монеты уже реально помогали кормить семью. На Таганке открылся магазин «Нумизмат». Около него в то время стояла (впрочем, и сейчас стоит) вечная «толкучка» нумизматов. Там можно было что-то продать и на эти деньги затем купить еды. Когда в нашем НИИ не платили зарплаты, задерживая ее на два-три месяца, я с работы шел на Таганку и «работал» там, продавая монеты. Конечно, не из коллекции — этого не допускалось даже в самые лихие времена. Все-таки это была продажа дублей или обмен «с доплатой» — не более.

Ну и продажа моей «самопальной» книжки тоже, случалось, выручала.

И при этом появлялись какие-то «дополнительные» деньги, которые можно было вложить в коллекцию…

Домашние, конечно, не очень любили мое хобби. И, бывало, раздражались:

— Что ты там со своими копейками все сидишь?!

И так — до тех пор, пока монеты не стали действительно кормить семью. А сейчас, когда я профессионально занимаюсь своим любимым делом, домашними нумизматика и вовсе приветствуется. Конечно, не буду спорить, быть замужем за нумизматом всегда очень непросто. Но при этом нумизматика всегда приносит какие-то средства, которые тратятся на семью.

Хотя, конечно, иногда наличие семьи доставляет нумизмату немало тревог и горестей. Известны случаи, когда домашние, преимущественно дети, добирались до коллекции, что-то перемешивали, перепутывали. Но и это — не самое страшное для коллекционеров советских монет. Тут особая специфика в том, что монеты одновременно хранятся в коллекции и находятся в обороте. Самое страшное, что может случиться, — домашние истратят монеты.

Один из ведущих советских нумизматов Дашевский как-то рассказывал мне, что в свое время его дети залезли в ящик с монетами. А там лежали металлические рубли того времени. И несколько этих рублей было легкомысленно истрачено на мороженое. Как констатировал тогда Дашевский:

— Хорошо еще, что они не взяли рубль 1969 года, очень дорогой, а взяли монеты попроще!

А рубль тот 1969 года в то самое время стоил всего-то навсего сто рублей. Вот так-то.

Автор:  Елена КИСЕЛЕВА

© 2006-2016 «Золотой червонец». При использовании материалов данного портала обязательно наличие активной ссылки на Gold10.ru.
Информационный портал Gold10.ru зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Свидетельство о регистрации СМИ - ЭЛ № ФС 77 – 56248 от 28.11.2013 г.