Свежий номер

№36 (03) 2016

Видео о монетах
«COINS – это самая большая площадка в России для тех, кто занимается нумизматикой»
Реклама


70-летие победы

Gold10.ru/Статьи/Для нумизмата жадность не порок
25 Февраля 2011
Для нумизмата жадность не порок
Коллекционирование — это болезнь, которую никто из заболевших лечить не хочет

Коллекционирование в целом и нумизматику в особенности вполне можно отнести к тому, что называется «влечение, род недуга». Но лечить этот недуг никто из заболевших не может да и не хочет – настолько это приятная болезнь.Заядлый собиратель монет с 50-летним стажем коллекционирования Владимир Рзаев в работе над своей книгой «Энциклопедия российской нумизматики» (предположительно, в печать она выйдет в этом году) немалое место уделяет исследованию психологии нумизматики. Особенно полезны эти изыскания вдумчивого коллекционера для тех, кто только начинает проявлять интерес к нумизматике, – человек, в конце концов, должен знать, как будет развиваться и протекать его заболевание.Владимир Рзаев, задумавшись о проблеме психологии коллекционирования, попытался найти материалы и с удивлением обнаружил, что таковых практически не существует.

Начало заболевания

Первые признаки стремления к собирательству, по мнению Владимира Рзаева, проявляются у детей в 5–8 лет. Начинается это с самого доступного материала — коллекционирования жуков и бабочек у мальчиков и фантиков у девочек. Потом появляется желание собирать открытки и значки, а уже затем мальчики обычно переходят к коллекционированию монет.

Сам Владимир Полушевич приступил к монетам, когда ему было 8 лет. Формировалась коллекция сначала благодаря подаркам родственников — достать монеты иным путем ребенку в те годы было почти невозможно. Отец привез несколько монет с войны, а мама нашла на дороге серебряный рубль 1924 года и подарила его сыну.

Первые монеты разожгли в ребенке жгучий интерес, и он беспрестанно обращался к отцу, чтобы тот помог добыть новые и новые монеты. Отец привлек знакомых и родственников, так что за одно лето маленькому Володе удалось раздобыть целых 150 монет. Понятно, что добытая путем «экспроприации» коллекция была самой разношерстной. Однако в ней уже имелись и довольно редкие монеты — например, серебряная тетрадрахма Александра Македонского. Эта интересная ценная монета помогла мальчику окунуться в хронологические глубины коллекционирования.

По мере разрастания детских коллекций, как правило, приходит понимание того, что все тематическое богатство нумизматики охватить невозможно и пришла пора остановиться и сосредоточить свои интересы на очень узкой области собирания монет. Пора выбора наступает около 12 лет, если ребенок увлекся монетами в раннем возрасте.



Самоконтроль при обострениях

Когда наступает пора «нумизматического взросления», собиратель монет понимает, что необходимо поставить перед собой цель. Цель должна быть реальной. Например, собрать полную коллекцию монет по годам — скажем, императорский период Российской империи (с 1700 по 1917 год). Однако, чтобы такая коллекция была относительно полной, надо приобрести около 4 тысяч монет. А чтобы коллекция была абсолютно полной, нужно более 5–6 тысяч монет, включая специальные выпуски, пробные монеты и прочие нумизматические «вкусности».

Если же ограничить свои интересы, собирая монеты по типам и подтипам, то объемы уменьшатся в 4–5 раз, а это значит, что цель станет вполне достижимой.



Течение заболевания

Владимир Рзаев отмечает, что нынешняя эпоха нумизматики радикально отличается от прежней. Сегодня появилось множество источников приобретения монет, о которых мальчишки 50-х и мечтать не могли. Сегодня, например, иностранные монеты привозят из-за рубежа в буквальном смысле чемоданами «все кому не лень».

Возят монеты, конечно же, и коллекционеры — реализуя их, они получают средства на приобретение старинных монет.

Кроме того, в открытой продаже появились металлоискатели, а в Уголовном кодексе — изменения, позволяющие людям посвящать себя кладоискательству. Реализация найденных монет также позволяет изыскивать средства для пополнения своей коллекции.

Масса опытных нумизматов просматривает тысячи вышедших из обращения советских монет 1921–1957 и 1967–1991 годов, отыскивая среди них уникальные, редкого года выпуска. Продавая такие монеты, тоже можно пополнить основную коллекцию.

Раньше же нумизматы вынуждены были довольствоваться подарками тех, кого монеты интересуют мало, виртуозными обменами, счастливыми находками. И они случались — у тех, кто страстно желал обретения новых монет.

Владимир приводит пример из собственного опыта. В московской школе № 7 на Рязанском проспекте, где он учился, под тяжеленным гардеробом была щель в полу. И годами все школьные потери копились в этой сокровищнице. Мальчишки, надеясь на удачу, нашли способ добраться до ее тайн — с длинными линейками они приходили в гардероб и, орудуя ими, выгребали в доступное место накопленный годами мусор: пуговицы, ластики, линейки. Иногда среди этого хлама чудом оказывались и монеты. Таким образом в коллекции Владимира появился золотой дукат конца XVIII века.

Но свое счастье юный коллекционер осознал не сразу. Золота тогда ни у кого не было, да и сомнения имелись — монета ли это? — дукат был очень тонким и даже гнулся в пальцах. Пытливый ребенок отнес находку в Государственный Исторический музей и там услышал, что это нидерландский дукат.

Впоследствии и с небольшой стипендии, и с инженерского оклада в 110 рублей нумизмат ухитрялся откладывать суммы, чтобы пополнять свою коллекцию.



Осложнения болезни

До конца 80-х занятия нумизматикой в СССР считались почти что полукриминальными, и каждый увлеченный нумизмат знал, что «тюрьма по нему плачет». Над нумизматами проходили показательные процессы, целью которых было отвратить людей от собирания монет и приобщить, например, к филателии.

От государственных репрессий пострадали почти все нумизматы. Завзятый коллекционер говорит, что не припомнит почти никого из сверстников, кого бы не коснулась беда.

Кто-то был главным участником процесса, кого-то вызывали в свидетели. Многих задерживали на Ленинских горах, где собирались нумизматы, и доставляли на допрос в отделение милиции.



Возможность летального исхода

Владимир Рзаев стал думать о том, что будет с коллекцией после его смерти, когда не исполнилось и тридцати. Для большинства нумизматов этот вопрос стоит достаточно остро. А причина столь мрачных мыслей, по наблюдению Рзаева, в том, что страсть к коллекционированию монет, к сожалению (или к счастью), на генетическом уровне не передается почти никогда.

Этот вывод московский коллекционер сделал, исследовав судьбу не только современных крупных коллекций, но и знаменитых дореволюционных нумизматических собраний. История практически не знает коллекций, уцелевших на протяжении всего двух поколений. Уже второе поколение губит плоды всей жизни первого. Как правило, ничего не понимающие в нумизматике наследники распродают после смерти коллекционера все, что находят. И это — в лучшем случае (по крайней мере, монеты возвращаются в коллекционный оборот). А бывает, что монеты продают в скупку, ювелирам, зубным техникам, в аквариум, рыбакам на блесны.

Бывает и так, что наследники не догадываются о нумизматических пристрастиях своего предка. И коллекцию разворовывают люди, проникающие после смерти нумизмата в его квартиру.

А коллеги и одноклубники, знавшие великолепную коллекцию, с ужасом потом узнают, что наследники не нашли вообще ничего. И такие истории — сплошь и рядом.

Известно всего несколько случаев, когда члены семьи во втором поколении приумножали коллекцию. Однако всегда это не было уже серьезным коллекционированием, а эпигонством, считает Владимир Рзаев.

Есть одно исключение — семья Ашиков, нумизматов, известных во всем мире. Около 200 лет четыре поколения занимались коллекционированием монет, орденов, антиквариата. Однако это исключение, о котором толковал весь нумизматический мир, только подтвердило правило и угасло после четвертого поколения.

Сам Владимир Рзаев для себя сделал однозначный вывод — судьбу его коллекции придется устраивать, пока жив он сам. Маленький сын Владимира Полушевича получил как-то от отца «для опыта» задание: собрать советские монеты по годам — с 1961-го по 1991-й. Отец обещал поддержать средствами и знаниями. Кивнув головой, мальчик тут же забыл об этом навсегда. Второй сын не желал про монеты даже слышать. Дочь коллекционера поддерживает отца в его увлечении, помогает в работе над «Энциклопедией российской нумизматики», однако сами монеты ее мало увлекают.

Пристроить коллекцию в понимании Рзаева — это распродать ее, но в надежные руки, чтобы монеты стали частью новых коллекций. Все мы, коллекционеры, говорил один из нумизматов, являемся лишь временными держателями памятников культуры. И наша задача — передать их следующим поколениям в достойном состоянии.

В истории нумизматики сохранился документ, принадлежащий перу одного из самых именитых нумизматов России, — великого князя Георгия Михайловича. Этот документ и сегодня может служить образцом отношения к сохранности коллекции. Великий князь пишет: «Начав в 1877 году собирать русския монеты и медали, я составил за 30 лет весьма значительное собрание отечественных нумизматических памятников, и притом такое, какое за отсутствием материала едва ли удалось бы ныне, при всем желании и умении составить вновь. Будучи уверен, что Ваше императорское Величество изволите одобрить мое убеждение, что такое собрание должно быть сохранено в России, не подвергаясь, по возможности, никаким случайностям, имею счастие испрашивать Высочайшего Вашего Величества соизволения на нижеследующее:

1. Передать все мое собрание русских монет и медалей в Русский музей Императора Александра III.
2. Собрание это хранить на вечныя времена в отдельном помещении, доступном для обозрения интересующимся им лицам…

Имею счастье ходатайствовать сохранить за мною по день моей смерти право распоряжения пожертвованным мною собранием, то есть право пополнять его монетами и медалями, приобретаемыми мною на личныя мои средства, обменивать худшие экземпляры на лучшие, приводить самому или поручать другим приводить в порядок собрание и вообще устраивать его… как мне будет лично казаться нужным…»

Однако такова трагическая судьба многих коллекций — никакая предусмотрительность Георгия Михайловича не смогла уберечь бесценное собрание для России: оно было разграблено большевиками, и лишь малая часть золотых монет была передана казаками, наткнувшимися на часть коллекции, дочери Георгия Михайловича, голодавшей в эмиграции.



Для женского организма болезнь не опасна

Мужское коллекционирование монет может протекать двумя способами, считает Владимир Рзаев: монеты — более серьезные монеты — серебряные монеты — золотые монеты — награды — женщины — мерседесы — тюрьма — Сибирь. Или же: монеты — более серьезные монеты — определение тематики — встречи с коллегами — нумизматические конференции — исследование монет — написание статей — монографии. (Женщины, впрочем, и тут не должны исключаться, подчеркивает Рзаев).

Тех, кто бросает нумизматику по собственной воле, практически нет. Разве что это люди, которые подрабатывали куплей-продажей монет и решили заняться другим видом бизнеса.

Истинная нумизматика очень напоминает охоту на крупного зверя. Вероятно, поэтому процесс так и затягивает мужчин. Среди женщин нумизматов нет. Это решено и подписано. Так, сегодня на 1000 членов Московского нумизматического общества — всего одна девушка, которая появляется на его встречах не чаще раза в месяц и ведет себя весьма хладнокровно.

Все остальные женщины, которых там можно встретить, либо сопровождают дряхлых мужей, либо распродают коллекции умерших родственников.

Впрочем, в истории остались имена нескольких женщин, собиравших нумизматические коллекции, но все эти женщины были личностями сильными, с твердым, мужским складом характера. Среди них — Елена Никитична Вяземская и Софья Андреевна Сумарокова. Как замечает в энциклопедии Владимир Рзаев, женщины-коллекционеры часто приходят в нумизматику со своими особыми целями — например, наладить контакты с известными, нужными и состоятельными мужчинами. Выполнив или не выполнив задачу, женщина легко и без сожаления оставляет свое коллекционирование, так и не заболев страстью, губительной для мужчин.



Уход за больными

Посвятив немало места в своей энциклопедии психологическим особенностям нумизмата, Владимир Рзаев дает полную картину жизни в одной семье с собирателем монет. И жизнь эта вовсе не представляется радужной. Фанатизм нумизматов выражается в беспрецедентной по отношению к социальным, бытовым и погодным условиям неприхотливости, в неутомимости, с какой нумизматы занимаются любимым делом, коммуникабельности, открытости и доверчивости, с которыми они идут на контакт… Есть в нумизматической энциклопедии и такие статьи, как «Клептомания», «Патологическая жадность», и много других «замечательных» характеристик личности, имеющих место быть в нумизматических сферах.

И ничего с этим поделать невозможно — нумизматическая страсть не лечится, близким остается лишь терпеть.

Один из известных московских нумизматов Игорь Александрович Лаврук, человек очень обаятельный, спокойный и добродушный, рассказывая как-то во время интервью журналу «Водяной знак» о сохранности монет качества «пруф», жестко, даже с блеском в глазах, заявил, что «жены и дети — худшие враги коллекционеров».

Автор:  Елена КИСЕЛЕВА

© 2006-2016 «Золотой червонец». При использовании материалов данного портала обязательно наличие активной ссылки на Gold10.ru.
Информационный портал Gold10.ru зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Свидетельство о регистрации СМИ - ЭЛ № ФС 77 – 56248 от 28.11.2013 г.