Свежий номер

№36 (03) 2016

Видео о монетах
Мечта нумизмата – золотая монета весом 1000 кг
Реклама


70-летие победы

Gold10.ru/Статьи/Легенды и были о жизни Петра Клодта
28 Ноября 2010
Легенды и были о жизни Петра Клодта

В мае 2005 года исполнилось 200 лет со дня рождения знаменитого русского скульптора Петра Клодта.

Скульптурная группа «Укрощение», установленная на Аничковом мосту, стала одним из символов Петербурга. Кроме того, Петр Карлович Клодт создал немало скульптур, которые и поныне украшают Петербург, Москву и Киев. Странной и полной счастливых случайностей была его судьба, приведшая бедного немецкого барона к славе.

К 200-летнему юбилею Петра Карловича Клодта Центральный банк России выпустил памятную серебряную монету серии «Выдающиеся личности России».

Легенда о лошаднике

Его «лошадиная» судьба была предопределена: в детстве отец Карл присылал сыну Петьке из армии бумажных лошадок, вырезанных из игральных карт; в юности, юнкером-артиллеристом, любовался выездкой столичных гусар. Но в гусары не пошел. Ему нравилось не гарцевать, а наблюдать лошадей — их стать, природную грацию, врожденное благородство. В артиллерийском классе вместо баллистических траекторий рисовал лошадей. Увидев однажды, как из березового полена Петр вырезал лошадку, старший брат Владимир воскликнул: «Петька, ты нашего рода предатель! Лошадник! Ямщик!»

Но «лошадник» продолжал мастерить коней. Как-то в Петров день пришли к прапорщику Петру Клодту сослуживцы. С ними незнакомый штабс-капитан. Он с интересом разглядывал деревянных лошадок. И вдруг сказал: «Продайте коня, барон!» — «Не продается», — ответил Петр. «Отчего же?» — «Офицерская честь не велит. А вот подарить могу».

У Дворцовой площади архитектор Росси возводил здание Генерального штаба — в память о войне с Наполеоном. И когда над аркой, сверкая, восстала Колесница Победы, у подпоручика Клодта в груди что-то взорвалось. Шестерка бронзовых коней летела к нему из поднебесья. На следующий день он подал в отставку…



Легенда об императорской милости

Однажды кто-то из царской свиты преподнес императору Николаю I деревянного всадника. Обожавший подобные игрушки и, как известно, любивший поиграть «в кавалерию» царь молвил: «Прелестно. Кто же сей даровитый резчик?» — «Барон Клодт, Ваше Величество. Отставной поручик». — «Пусть вырежет для меня отряд конногвардейцев». И, получив их, приказал: «А теперь покажите мне этого барона!»

Отставной поручик, игрушечник, бедняк (хоть и барон) идет на аудиенцию к самому императору! Как в сказке, успешно проходит испытание: самоучка, всем на удивление, блестяще копирует немецкие эстампы. После чего высочайше рекомендован Академии художеств, взят под ее покровительство. Жизнь его в одночасье введена в творческую колею: лекции в академии, копирование в музеях и дворцах античных мраморов, новые знакомства…

Между тем ему двадцать пять — возраст, когда подлинные мастера, как правило, уже творят шедевры. От игрушек же Петра до настоящей скульптуры, кажется, еще так далеко! Однако судьба Клодта готовит его поразительный взлет. Уже воздвигнуты новые (каменные, взамен деревянных) Нарвские Триумфальные ворота, над которыми планируется установить Колесницу Славы.

Колесницу вылепил Демут, фигуры коней — Пименов. Но царь вдруг заявляет, что «кони Пименова слишком худы». И распоряжается позвать столь же известных скульпторов Гальберга и Орловского. Однако оба (из профессиональной солидарности или боязни не угодить императору) находят предлог для отказа. И тогда вдруг вспоминают об «игрушечнике» Клодте! Ошеломленный, испуганный, Петр колеблется. Но ему говорят: «Вы не можете отказаться, барон. Кое-кому это, быть может, и сойдет. А вам прощения не будет, ибо вы никто».

И происходит невероятное. Мастер, никогда не работавший в глине и гипсе, в античной классике и имперских формах, вылепил первого гигантского коня так, что комиссия была единогласна: «Сия модель сделана с желаемым успехом». Вся же шестерка коней изваяна и отлита всего за год. Итогом стало событие еще более невозможное: скульптор-самоучка враз удостоился звания академика.



Первая легенда о конях на Аничковом мосту

Аничков мост тогда еще был узок и пуст. И, возможно, таким бы и остался, не назначь Николай I молодому скульптору новую встречу — на этот раз в своем конногвардейском манеже, на смотре английских жеребцов.

Коней выводили английские водничие. Царь сравнил их с мифологическими Диоскурами и спросил Клодта: «А ты что скажешь, барон?» «Кони благородные, Ваше Величество», — уклончиво ответил Петр. «Вот что, — продолжал император. — Мы Дворцовую площадь перестраиваем: неплохо бы туда коней и укротителей поставить».

И Клодт подумал о том, что на этот раз без живого коня, без подлинной натуры, ему никак не обойтись. Лошадь все время должна быть рядом, днем и ночью. Только так можно стать водничим своего коня: сперва самому его укротить и приручить, а уж потом оседлать — бронзового.

Из конюшен царских в конюшню академическую привели двух чистокровных арабских жеребцов — в полное распоряжение скульптора: Петр мог их и рисовать, и лепить, и кормить из своих рук, и запрягать в свой экипаж.

Работа пошла. Николай I, посетивший мастерскую и увидевший коней еще в глине, восхищенно сказал: «Барон, твои кони лучше моих жеребцов».

Первые две группы были готовы к отливке. Царь, а затем и академический совет решили установить «Укротителей» (таково было условное название) возле Адмиралтейского бульвара, у входа с набережной на Дворцовую площадь.

Но у Петра Клодта появилась другая идея — поставить свои скульптуры на Аничковом мосту, Согласие не заставило себя ждать.



Вторая легенда о конях на Аничковом мосту

Существует и другая версия событий, произошедших более 150 лет назад. В 1841 году Аничков мост коренным образом перестраивается. Он расширяется, но при этом теряет свой поэтический облик — лишается гранитных башен и парапетов. Существует несколько версий, объясняющих случившееся. Согласно одним источникам, каменные башни закрывали собой вид на перестроенное к тому времени Адмиралтейство и потому якобы не устраивали взыскательных петербуржцев. Согласно другим — мост был узок, а его громоздкие башни мешали все возраставшему движению конных экипажей по Невскому проспекту.

В те годы Петр Карлович Клодт работал над одним из проектов художественного оформления пристани на набережной Невы напротив Академии художеств. Тогда ее собирались украсить скульптурными группами коней, ведомых юношами, — наподобие тех, что украшают въезд на Елисейские поля в Париже. Здесь тоже существует две версии. По одной из них скульптор запросил за своих коней слишком дорого. Вторая версия звучит более мягко и туманно — архитектурные планы изменились. В результате на пристани были установлены древние изваяния сфинксов, доставленных из далекого Египта. Коней же, по предложению скульптора, устанавливают на западных устоях перестроенного Аничкова моста. Через некоторое время на восточных устоях Клодт ставит две гипсовые, тонированные под бронзу, копии этих конных групп. Через год он предполагал заменить их бронзовыми.

«Укротители» на Аничковом стали лебединой песней Клодта, спетой скульптором на сорок пятом году жизни, в самом расцвете творческих сил. Сочиняя лучшее свое творение, он в то же время участвует в украшении интерьеров Исаакиевского собора — его горельеф «Христос во Славе» украсил фриз над Алтарными вратами. Создает гигантский барельеф для Мраморного дворца, изобразив на нем охотничьи и дорожные картины. В 1849-м, за год до полного завершения эпопеи на Аничковом, побеждает в конкурсе на памятник русскому баснописцу Ивану Андреевичу Крылову. Клодт является также автором статуи Владимира Святого в Киеве и памятника Николаю I на Исаакиевской площади в Петербурге.



Быль о памятной монете

1 июня 2005 года Центральный банк РФ выпустил в обращение серебряную монету достоинством 2 рубля серии «Выдающиеся личности России», посвященную 200-летию со дня рождения скульптора П. К. Клодта.

Над созданием монеты работал главный художник Санкт-Петербургского монетного двора Александр Бакланов. Он является автором большинства монет, посвященных известным людям, оставившим след в российской и мировой истории. К каждой из работ Александр Васильевич подходит обстоятельно, собирая не только изобразительный материал о своем герое, но и внимательно изучая его биографию, особенности судьбы и характера.

По словам Бакланова, с самого начала было ясно, что на монете, кроме портрета самого Петра Клодта, должно присутствовать изображение его коней. Но первоначально были выбраны не кони с Аничкова моста, а барельеф на Мраморном дворце. Была и другая задумка: чтобы рука скульптора покоилась на голове лошади. Однако в результате работы над эскизами и их согласования появилось более простое, четкое и ясное решение, соответствующее законам монетного искусства.

На оборотной стороне монеты появилась одна из скульптурных групп на Аничковом мосту в Петербурге. Также на реверсе отчеканено рельефное изображение портрета скульптора Клодта, под портретом в две строки — даты его рождения и смерти «1805» и «1867». Слева от портрета надпись по окружности «П. К. Клодт». В работе над монетой Бакланову помогала художница Санкт-Петербургского монетного двора Елена Новикова.

Памятная серебряная монета изготовлена качеством «пруф» и выпущена тиражом 10 тысяч штук.





При подготовке материала использована статья «Поэма о коне и человеке» Леонида Лернера

Автор:  Татьяна БАЛУЕВА

© 2006-2016 «Золотой червонец». При использовании материалов данного портала обязательно наличие активной ссылки на Gold10.ru.
Информационный портал Gold10.ru зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Свидетельство о регистрации СМИ - ЭЛ № ФС 77 – 56248 от 28.11.2013 г.