Свежий номер

№36 (03) 2016

Видео о монетах
«Для нас COINS – это возможность встретить партнеров»
Реклама
70-летие победы

Gold10.ru/Статьи/Последние монеты последнего царя
24 Декабря 2004
Последние монеты последнего царя

История нумизматики царской России на долгое время замерла вместе со свержением государственного строя.


Но перед тем, как дореволюционным штемпелем была отчеканена последняя монета, случилось немало интересных и странных событий, последствия которых — николаевские империалы, рубли, знаменитые золотые десятки и невероятные нумизматические казусы — стали предметом интереса коллекционеров.


Сегодня речь пойдет о последних монетах последнего царя — Николая Второго, чьи именины приходятся на 17 июля, день Иова многострадального.






Возвращение портрета


Николай II был красивым царем. Благородное лицо, четкий профиль без немецкой резкости были предназначены для того, чтобы их запечатлели в металле.


Начиная с Павла Первого, внешность которого не нравилась никому, включая самого Павла, Россия отошла от изображения на монетах портретов царственных особ. Традиция портретных монет прекратилась после того, как Павел не утвердил пробный рубль со своим изображением, и только изредка на юбилейных монетах, выпускаемых ограниченным тиражом, встречался профиль Александра Первого и Александра Второго, а также Николая Первого.


В период Александра Третьего на монетах регулярного чекана снова стали появляться портретные изображения государя, а Николай Второй окончательно возродил эту традицию начиная с коронационного рубля.


При Николае Втором все серебро и золото стало портретным — десятки, пятерки, рубли, полтины и даже 25 копеек серебром. Мелочь продолжала оставаться беспортретной, но этому есть свое объяснение. Медная мелочь всегда предназначалась для оборота среди черни, и не надлежало портрету царя лежать в холопских карманах и быть тертому заскорузлыми грязными пальцами.


Портрет для рубля резал выдающийся резчик Антон Васютинский — художник, которому довелось жить и работать на стыке эпох — вырезав портрет последнего царя, он же будет резать для монет и медалей портрет Ленина.


190 000 коронационных серебряных рублей были отчеканены к маю 1896 года. Рубли были вручены участникам коронации и хранились бережно, их передавали как память.


— Поэтому, — говорит Игорь Лаврук, руководитель отдела «Монеты и медали» антикварного салона «Екатерина», — их сохранилось достаточно много, и сегодняшняя цена коронационного рубля Николая Второго невелика — около 300 долларов.







Петербург, Брюссель, Париж, Токио...


Денег требовалось столько, что Петербургский монетный двор не справлялся с нагрузкой и чеканка российских рублей заказывалась в Париже и Брюсселе. Мелкую монету — 10, 15, 20 копеек чеканили даже в Японии.


Сегодня коллекционеры, столкнувшись с николаевским рублем, внимательно изучают небольшие отличия, которые рассказывают им о стране его происхождения.


И французскому, и бельгийскому монетному дворам русской стороной были предоставлены штемпеля и маточники, поэтому расхождения в монетах минимальные — на гурте. Одна звезда — это Париж, две звезды — Брюссель.


Некоторые парижские рубли 1896 года имеют традиционную французскую ориентацию — когда аверс и реверс расположены как бы «вверх ногами» по отношению друг к другу. Для монет русской чеканки — это ошибка. Впрочем, такая же ошибка встречается на достаточно редких николаевских рублях 1898 года русского происхождения.


Бельгийские имеют свою особенность — при чеканке пробного рубля в 1897 году при гурчении случилась поломка, отразившаяся на всем тираже — две бельгийские звезды были смазаны, и некоторые трактуют их как изображение двух птиц.







Русы, империалы и полуимпериалы


До Николая Второго в России вес золотой десятки составлял 12,9 грамма. Во времена николаевской денежной реформы вес золотой десятки — «стопа» — был уменьшен в полтора раза, до 8,6 грамма.


Уменьшение количества драгоценных металлов, уменьшение пробы — обычная экономическая мера, во все времена, начиная с древнего мира, практикуемая правительствами практически всех государств для обеспечения дополнительных доходов в казну.


В переходный период «междуцарствия» александровской и николаевской золотых десяток было выпущено несколько очень интересных золотых монет, ставших ныне украшениями очень серьезных коллекций.


Именно в это время была предпринята попытка изменить название российской национальной валюты. Были отчеканены пробные монеты номиналом 5, 10, 15 — однако не рублей, а русов. Сегодня это чрезвычайно редкие монеты — отчеканено было пять пробных комплектов, но Николай Второй русы не утвердил, и тираж отчеканен не был.


Три комплекта сегодня находятся в музейных собраниях, один комплект разбит, и только в одном частном собрании есть полный набор из этих трех монет.


По словам Игоря Лаврука, на одном из американских аукционов, проводившихся 4 года назад, комплект русов был продан примерно за 200 тысяч долларов.


— Я уверен, — говорит Лаврук, — что сегодня, при появлении комплекта на аукционе, можно прогнозировать его цену в пределах 300 — 350 тысяч долларов.


В одно и то же время чеканились золотые монеты в разной весовой стопе. В облегченном весе — «николаевской стопе» были отчеканены 15 рублей и 7 рублей 50 копеек, в прежнем, александровском весе «империал — 10 рублей золотом» и «полуимпериал — 5 рублей золотом».


Часто не искушенные в тонкостях нумизматы называют имериалами обычные николаевские десятки, однако на настоящем, «тяжелом» империале есть соответствующая надпись — «Империалъ». Эти монеты чеканились три года — с 1895-го по 1897-й. каждый год чеканилось по 125 империалов, что для коллекционного мира не так уж и мало. Однако есть некая тайна в исчезновении империалов, потому что в коллекционном обороте они появляются крайне редко.


— У нас на аукционе, — говорит Игорь Лаврук, — была такая монета 1897 года. Ее цена колебалась от 30 до 35 тысяч долларов. Позднее на аукционе в Америке подобная монета была продана за 45 тысяч долларов.


Тиражи полуимпериалов гораздо меньше — их чеканили в эти же три года, но уже по 36 штук ежегодно. Портрет царя на монетах выполнен известным гравером А. Грилихисом-отцом. (Впоследствии его сын, А. Грилихис, тоже гравер, примет участие в крупном проекте — выпуске мемориального рубля 1912 года и так надорвет свои силы во время работы над ним, что через несколько дней после окончания штемпеля скончается.)


— Интересно, — отмечает Игорь Лаврук, — что полуимпериалы встречаются на аукционах еще реже, чем империалы, однако, как правило, имеют равную с империалами цену. Это объясняется психологией коллекционеров — «большая монета должна стоить дороже».


Так, полтин чеканится всегда меньше, чем рублей, но стоят они приблизительно одинаково. При этом полтин может быть в 10 раз меньше в коллекционном обороте. Рубли — больше по размеру и весу, «нагляднее», интереснее по дизайну, и поэтому коллекционеры ценят и собирают их больше. В данном случае полуимпериал сыграл роль «полтины». Аналогичным образом складываются цены на «пятерки» и «десятки».







Семь пятьдесят — одной монетой


В 1897 году были отчеканены монеты весьма непривычного для России номинала — 15 рублей и 7 рублей 50 копеек. При этом вес пятна-дцатирублевика был в «александровской стопе» — «новые» пятнадцать рублей весили как «старая александровская» десятка.


Странные монеты были выпущены огромными тиражами: 15 рублей — около 12 миллионов штук, 7,5 рубля — почти 17 миллионов штук.


— Как монеты они стоят немного дороже стоимости содержащегося в них золота констатирует Игорь Лаврук, — «пятнашка» — около 200 долларов, 7,50 — 150 долларов.







Последняя царская десятка


Последняя десятка при Николае Втором чеканилась в 1911 году.


Десятки в царской России чеканились почти каждый год в огромных количествах, и те года, в которые официальный тираж отчеканенных монет заявлен как, например, 11 миллионов, казалось бы, не должны представлять коллекционного интереса.


Однако коллекционная практика доказывает, что официальная статистика документов монетного двора отображала не количество отчеканенных, а количество отпущенных с монетного двора монет. В таком случае тираж, указанный в каталоге, может реально не соответствовать монетам, находящимся сначала в обращении, а затем — в коллекционном обороте.


В большинстве случаев цифры отражают действительность: сколько отчеканено — столько и вывезено. Но на всякое правило есть исключение. Есть монеты, тираж которых указан в каталоге как огромный, а они не встречаются в обороте, и — наоборот. Объяснение этому может быть только одно — в этом случае с монетных дворов выходили монеты, которые чеканились раньше, но не были востребованы и лежали год или несколько лет на складах.


1911 год — последний год чеканки российского золота — тоже задал коллекционерам немало загадок. Монет этого года чеканки встречается много, а тираж в документах указан небольшой. В результате российские коллекционеры не платят за последний золотой червонец царской России — символ уходящего века — больше, чем стоит золото этой монеты.


Впрочем, здесь есть и еще один нюанс — символ этот не всегда подлинный. И относительно происхождения новоделов и фальшивок у нумизматов сразу несколько легенд. Еще один нумизматический парадокс — серьезные изыскания и выдвижения версий относительно судьбы и происхождения монет ведутся тогда, когда монета — достаточно редкая и дорогая. Однако ничего не стоящая последняя николаевская десятка окутана шлейфом таинственных версий, догадок, находок.


Штемпеля десятки 1911 года — и лицевая, и оборотная стороны, — однозначно были вывезены с монетного двора. Но вот кем и куда?


Вариант первый — десятки чеканил Колчак, к которому и попали подлинные штемпеля.


Вариант второй — штемпеля оказались в руках советского правительства, и именно оно в 1925—1927 годах начеканило 2 миллиона золотых десяток для внешней торговли, ибо царским деньгам веры было много больше, чем новым, советским.


Версия третья — штемпеля были либо вывезены за границу, либо были вырезаны новые, и чеканились десятки в двадцатые годы. Но это был уже не новодел, а фальшивки. Однако в любом случае золото в монетах царской России стоит дороже, чем золото в слитках, и продавать его более выгодно.


Самое удивительное в этой истории, что штемпелями 1911 года до сих пор кто-то пользуется, и монеты чеканят по сей день. Кто — неизвестно.


Легализация «левого» золота в царские десятки — дело выгодное.


Игорь Лаврук отмечает, что специалисты в скупке, ломбардах и прочих подобных местах довольно часто встречаются с такими монетами.


— Отличить их специалист, конечно, может, но должен сказать, что вес и чистота пробы соблюдаются контрабандистами очень точно и монеты выходят хорошего качества.







Реформы, которых не было


В 1911 году царское правительство собиралось ввести вместо серебряной мелочи никелевые монеты, поэтому были изготовлены пробные монеты номиналом 5, 10, 20, 25 копеек. Реформа предполагалась в целях удешевления производства монеты, но так и не состоялась. Впрочем, отмечает Игорь Лаврук, они изредка, но попадаются на аукционах.


Вторая попытка провести реформу и выпустить уже медную мелочь номиналом 1, 2, 3 и 5 копеек состоялась в 1916 году, во время Первой мировой войны, и тоже успехом не увенчалась. Медные пробники второй реформы являются редчайшими монетами. На одном из аукционов фирмы «Монеты и Медали» выставлялся лот из 6 медных монет 1916 года с оценкой 20000—22000 долларов. Сегодня их аукционная стоимость составляет 7—9 тысяч долларов за экземпляр.


Есть и еще одна «реформа», проведенная самодеятельно, — кощунственное глумление над николаевскими рублями и полтинами. В начале тридцатых годов прошлого века монеты стали появляться с грубым восьмиугольным клеймом прямо на портрете Николая Второго — «Низложение дома Романовых».


Эти надчеканки были сделаны частным образом на подлинных монетах и, как ни странно, приобрели некоторую популярность на аукционах — один из аукционов в Германии, где предлагалась такая монета, показал, что ее стоимость может достигать 2500 марок. Впрочем, опытные нумизматы считают покупателей этих монет слишком доверчивыми, а ее цену — завышенной популярностью, но никак не подлинностью монеты.







Редкости николаевской чеканки


Среди других редких монет николаевского периода Игорь Лаврук называет десятку 1906 года, которых, по официальным документам, было отчеканено всего 10 штук. Монета эта редкая и дорогая, по оценке Лаврука, случись ей появиться на аукционе, цена ее составит 15—20 тысяч долларов.


Очень интересными монетами считает Игорь Лаврук золотые донативные (подарочные) двадцатипятирублевики — 2,5 империала 1896 и 1908 годов.


Эти монеты чеканились не для обиходного обращения. Они были в личном подарочном фонде императора Николая Второго. Даты их чеканок дают возможность сделать предположение, что 25 рублей 1896 года чеканились к коронации, а 1908 года — к 40-летию Николая Второго. По размеру монета напоминала популярную в то время золотую французскую монету — 100 франков.


Вес 25-рублевика, 32,26 грамма, равен весу золота в двух с половиной десятках «тяжелой — александровской стопы». Для 1896 года это нормально, шел переходный период, но для 1908 года этот вес уже кажется странным.


Однако вслед за этой монетой была выпущена другая, по сей день не имеющая прецедентов.


Российским правительством была выпущена золотая монета номиналом... 100 франков — 37 рублей 50 копеек!


Есть официальное предположение, что таким образом Николай Второй хотел ознаменовать франко-русский союз, однако нумизматы более склоняются к мысли, что 100 франков были предназначены для обращения в системе казино.


По курсу 100 франков составляли крайне нелогичный российский номинал — 37 рублей 50 копеек и имели еще более нелогичный вес, идентичный двум с половиной империалам. В то время, когда все привязывалось к стоимости золота, 100 франков не могли воприниматься иначе, чем нонсенс российской монетной системы. Все говорит о том, что эти монеты были не для обращения.


Сегодня в коллекционном обороте 100 франков — монета очень редкая, дорогая и популярная, по причине не только редкости, малых тиражей, но и красоты. Появись такая монета на аукционе, цена на нее может колебаться от 40 до 100 тысяч долларов.







«Славный годъ сей минулъ, но не пройдутъ содеянные въ немъ подвиги»


За время царствования Николая Второго были выпущены юбилейные монеты, которые вошли в историю нумизматики. Особо выделяют в этом ряду коронационный рубль и памятный рубль на открытие памятника Александру Второму в Москве в 1893 году. А. Грилихис-сын вырезал большую и малую медали с портретом Александра Третьего, а на обратной стороне — статуя Александра Второго, установленная в новом павильоне Кремлевского мемориала. Было выпущено 5000 штук рублей, повторяющих малую медаль.


Сам мемориал был разрушен в 1918 году и в ближайшее время будет восстанавливаться, но уже не в Кремле, а на набережной Москвы-реки. Сохранившиеся экземпляры медалей станут для скульпторов и реставраторов важным подспорьем в работе.


В 1912 году был выпущен мемориальный рубль и несколько медалей уже в честь открытия большого памятника Александру Третьему близ храма Христа Спасителя. И этот памятник постигла печальная участь — он остался лишь на рублях, которых было отчеканено 2000, и медалях — копиях рублей, которые нумизматы определяют как очень редкие.


Самой торжественной исторической датой во время правления Николая Второго было столетие со дня победы над Наполеоном. К этому событию был выпущен рубль, отчеканенный штемпелями работы М. Скуднова с надписью «Славный годъ сей минулъ, но не пройдутъ содеянные въ немъ подвиги»


Точные цифры тиража неизвестны, но в 1912 году было выпущено около 40 тысяч монет, кроме того, чеканка рубля продолжалась и в 1913 году.


Тринадцатый год был годом трехсотлетнего юбилея Дома Романовых. Дата была отмечена столь широко и тираж рубля к трехсотлетию был столь огромен, что и сегодня его цена на аукционах составляет 50—70 долларов и редко-редко доходит до ста.







Гангутский рубль


Гангутский рубль 1914 года был последней памятной монетой, отчеканенной в царской России. Победа при Гангуте в 1714 году — первая морская победа России была особенно важна в начале прошлого века. Выпуск Гангутского рубля приурочили к спуску на воду дредноута «Гангут», и торжества должны были означать, что после поражения под Цусимой, спустя всего 10 лет русский флот снова становится непобедимым.


Должен был состояться парад, на котором каждый его участник получил бы Гангутский рубль, но началась первая мировая...


Штемпеля для Гангутского рубля выполнил П. Стандницкий, и его дизайн был шагом вперед по сравнению с традиционным решением монет того времени.


С одной стороны рубля — портрет Петра Первого, с другой — двуглавый орел, который держит в клювах и лапах четыре карты, олицетворявшие при Петре Первом четыре русских моря — Белое, Балтийское, Азовское, Каспийское, а при Николае Втором — Белое, Балтийское, Черное и Тихий океан.


На Монетном дворе отчеканили 30 000 монет, и шесть экземпляров зарезервировали для важных особ, включая монету для передачи в Эрмитаж. Предполагают, что еще несколько десятков монет было зарезервировано для презентов, остальное отправили в казначейство монетного двора, и на этом по странному стечению обстоятельств жизнь этих монет закончилась — пролежав около года на монетном дворе, тираж почему-то был переплавлен.


В 1916 году было отчеканено еще 300 монет. 135 были переданы чиновникам, остальные остались в резерве двора.


Те Гангутские рубли, что появляются сейчас в поле зрения нумизматов, — чеканки 1916 года и новоделы, трудно отличимые от оригиналов. Новоделы заказала монетному двору в 1927 году Советская филателистическая ассоциация.


Сегодня Гангутский рубль может стоить на аукционе 4,5 — 5 тысяч долларов.







Все открытия еще впереди


Об отношении Николая Второго к нумизматике пока ничего не известно — если другие государи собирали монеты или хотя бы принимали участие в формировании крупных коллекций, распределяя и даря редкие монеты, то о Николае Втором таких сведений нет.


Среди коллекционеров есть версия, что царь собирал боны — бумажные деньги. Однако ничем — никаким каталогом или иным документальным свидетельством это не подтверждено, не сохранилась и сама коллекция, если таковая была.


Другие эпохи, благодаря труду великого князя Георгия Михайловича «Корпус русских монет», предстают в виде документальных свидетельств. Каждый том «Корпуса» состоит из двух частей. Первая — это документы по монетному делу, в том числе архивные, редкие, закрытые, однако доступные великому князю. Вторая часть — это описания и изображения монет.


Великий князь Георгий Михайлович жил во времена Николая Второго, и монеты, находившиеся тогда в обращении, еще не были предметом интереса нумизматов — «Корпус» заканчивается монетами Александра Третьего.


Исторически так сложилось, что николаевским периодом и сегодня никто не занимается по-настоящему.


— В николаевском периоде, — говорит Игорь Лаврук, — есть очень много интересных вопросов, требующих своего разрешения и ответа ученых. Может оказаться потрясающе интересной судьба многих монет. Так что открытия обязательно будут. Документы в архивах ждут своего часа.



Описание для анонса: 
Автор:  Елена Киселева

© 2006-2016 «Золотой червонец». При использовании материалов данного портала обязательно наличие активной ссылки на Gold10.ru.
Информационный портал Gold10.ru зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Свидетельство о регистрации СМИ - ЭЛ № ФС 77 – 56248 от 28.11.2013 г.